Имя пользователя: Пароль:
Наши исполнители
Форма входа
Логин:
Пароль:
Литые диски autoshina40.ru.. шубы скидки полушубки из норки меховой салон
Наша кнопка!


Опрос
Опрос сайта
Нужны ли в армии срочники
javascript:// javascript://
Всего ответов: 457

Друзья сайта
Ссылки

Яндекс цитирования

Сайт заслуженного журналиста Украины Сергея Буковского. Репортажи из

Art Of War - Военно-исторический литературный портал

Объединение сайтов о спецподразделениях ПВ КГБ СССР в Афганистане 1979-1989

Война в Афганистане

Православный Мир
СТАРЫЙ КОРОЛЬ.

(СКАЗКА-1).

За синим морем, за горами,
Куда добраться лишь с ветрами возможно только,
Есть страна, oна прекрасна и чудна,
Там по ночам, за облаками,
Что птиц касаются боками,
Восходит скромная луна,
Она застенчива, мила.
То белизной, то желтизной ее фата всегда светла,
Несет лучами вниз покой,
Когда на трон садится мгла.
Водой чистейшею полна,
Своим журчанием слышна,
Течет река через сады,
Там истый рай, там нет беды.

И вот в лесу средь аромата
Дворец, построенный когда-то,
Стоит под ветками елей.
Не видно ночью в нем огней,
Не слышно бала, нету шума,
Все как бы с солнышком уснуло.
Хотя ан нет. В одном окне
Свеча играет на стекле.
А что внутри? Oпочивальня,
Царя страны чудесной спальня,
Он сам на смертном, на одре,
Поближе к свету возлежал,
Огонь теплом его душе
Уж в путь спешащей, помогал.
И рядом с ним, в скорби молчащий,
Сын-королевич восседал.
Его отец к себе позвал
Не для того, чтоб в час покойный
Печальный видеть лик сыновний.
Он просто знал, что умирал,
Что час отхода в зазеркалье
Уже был близок, недалек,
Одевшись в саван погребальный,
Король свечу с трудом зажег,
Потом лег ликом на Восток,
За сыном он слугу послал,
Как сын вошел, то враз припал
Наследник царского венца
К груди любимого отца.

И царь сказал:
- Мой сын, настал
Тот миг, когда прощусь с землей.
Клянусь седою бородой,
Что у меня белее снега,
Она - свидетель, что без неги
Я прожил жизнь, братаясь с горем,
Боролся с смертью без покоя,
Но вот теперь уже устал
И для того тебя призвал,
Чтоб дать отеческий наказ,
Благословить тебя, как нас
Отцы всегда благословляли,
Любовью к чадам воспылая,
И этой движимы любовью,
Хотели так, чтоб меньшей кровью
Узнали дети миг победы.
И те последние советы
Ценнее золота нам были.
Храни, мой сын, как мы хранили,
Я, мой отец, отец отца...
Хочу в предчувствии конца
Исполнить долг перед тобой.
Рассказ, о, сын, послушай мой.
Он все, что я могу - поверь,
Слабей слуги король теперь -
Но в нем ты истину найдешь,
Когда ж на трон царем взойдешь,
Тогда увидишь и поймешь,
Как все ж она необходима,
Чтоб править честно, справедливо,
Беречь богатство сей земли,
Как до тебя мы берегли,
Да так, чтоб в смертный час могли
Твои уста глаголить сыну
Наказ, давая быть правдивым.
Поверь, о, сын, не быть счастливым
И государем досточтимым
Тому, кто с ложью породнился,
Всем существом с неправдой слился.
Она хитра, коварна, льстива,
Частенько выглядит правдиво,
Но поражает так прелесть,
Что человек теряет честь.
Ну, а бесчестный человек,
Будь он хоть - нищим, хоть - купцом,
Тем паче - с царственным венцом,
Не может искренне, спокойно
Творить служение достойно.
Не будет он радеть о людях,
О справедливости забудет,
Земля, что славилась добром,
Богатым хлебом и плодом -
Каким уже по счету веком -
Таким сквернится человеком.
Запомни, сын, сие вступленье,
Потороплюсь, а то мгновенье
Уж смерти близко. Буду краток,
Свечи моей всего огарок
Остался, скоро допылает.
Внимай тому, что я вещаю:

Однажды, много лет назад,
Когда был остр еще мой взгляд,
В мече нуждались и щите
Мир, благоденствие в стране,
То часто я бывал в походах,
Чтоб защитить земли свободу
От покорителей народов.
И вот, отбив врага набег,
С дружиной в триста человек
Я возвращался во дворец,
Как победитель-молодец.
Спешил доспехи на венец
Свой королевский обменять,
Устали все мы воевать,
Хотелось мира, тишины,
Чтоб больше не были слышны
Жужжанье стрел, щитов трещанье,
Могил тлетворное дыханье,
Что спину воину прохладит,
Навоевались, крови хватит.
Ночлег последний перед домом
Остался нам. В лесу знакомом,
Раскинув спальные шатры,
Из свиты с преданным бароном
Мы перед сном гулять пошли
На звук журчания реки,
Что среди сосен протекала.
Очам предстал вид водопада,
Многоступенчатым каскадом
Он нарушал ночи покой.
Испив водицы ледяной,
Мы возвращаться собирались,
Но тут откуда-то вдруг старец
Из гущи леса появился,
К нам подошел и поклонился,
Барон тактично удалился,
Мне, пожелав спокойной ночи.
И враз мне жутко стало очень,
Не понимал сам от чего,
Ведь был не трус,
К тому ж с мечом,
И тут старик мне на плечо
Свою десницу положил,
Сказал:
-О, царь, я много жил,
В моих ногах не стало сил,
Ты видишь сам, как исхудала
Плоть старика, совсем устал я.
Пусть дух сомненья не тревожит
Тебя, мой доблестный король,
К концу моя подходит роль,
Ее исполнить лишь возможность
Прошу тебя своей главой.

Я тут сказал:
- Старик, постой,
Воспитан с юности почтенья
Долг отдавать без промедленья
Тому, кто немощен и стар.
И пусть постигнут сотни кар
Меня, коль я без уваженья
К тебе пребуду. Несомненно
Готов я выслушать во мгле,
Что ты сказать имеешь мне.

- Я знал, что только так ответить
Мне может тот, чьего и деда,
И даже прадеда знавал,
Отец достойно воспитал
Себе замену, нам опору.
И вот какое к тебе слово
Сказать я послан духом скорым.
Он знает, как стремишься ты
К познанью света, красоты,
Твою отвагу зная, он
Страны чудесной дарит трон.
В ней есть все то, чего искал,
О чем с младенчества мечтал,
Там вся реальность твоих снов,
Там все друзья, там нет врагов,
Природы дикой совершенство,
Изящность замков и блаженство,
Язык не может перечесть
Всего того, чего там есть.
К чему тебе, о, государь,
Весь этот мир, несчастий полный,
То - наводненье, то - пожар,
Народ все время недовольный,
Болезни, смерти дорогих
Для сердца пылкого, людей,
Где даже царь не может жить,
Как хочет, рок его сильней.
К чему все это - войны, кровь,
Отправься лучше, где любовь
Царит дыханием в воздухе,
Там обретешь желанный кров,
Покой и счастье в своем духе.
Тебе корона уж готова,
Оправа с жемчуга морского,
Одежды, яства и хоромы,
Оставь ржавеющий металл,
Лети к тому, чего искал,
К чему стремился, получи,
Возьми от счастия ключи.

Пока старик мне объяснял,
Мой ум творил, воображал,
Перед очами проносилось
Все то, о чем им говорилось.
И так душой затосковал,
Что в миг послушным духу стал,
Который этого седого
Ко мне провестника послал.
Пылая сердцем, я вскричал:
- Старик, скажи, что делать мне?
Ты душу мне разбередил,
Хочу скорее быть в стране,
Какую ты мне подарил.
Туда скакать ли на коне?
Или на лодке? Как доплыть?
Иль, может, только на крыле,
Как птица резво допарить?
Направь меня, пока желанье
Мое сильно так. Расстоянье
Готов любое я пройти,
Чтоб только счастье обрести.
Веди меня, старик, веди.

- Не нужно долгого пути, -
Старик мне молвил,
- чтоб дойти, вот - посох мой,
его возьми,
Он донесет тебя туда
В один момент через ветра,
А мне, прости, король, пора,
Свое исполнил я служенье.

И тут старик исчез в мгновенье,
Лишь только посох на траве
Переливается в луне,
Манящим отблеском дразня,
И в тот же час решился я,
К земле теплеющей нагнулся
И чудо-посоха коснулся.
В один короткий миг цветами
Все поплыло перед глазами,
Я посох к телу притянул
И в море света тонул,
Мой меч и шлем на земь сорвало
И крепким сном меня объяло.

Когда ж дреманья покрывало
Упало с глаз моих, предстало
Тогда в моменте пробужденья
Не то ли явь, не то ль виденье -
В сияньи дымки розоватой,
Что наполняла все вокруг,
Дух испуская ароматный,
Град отрывается богатый,
Фанфар и труб помпезный звук
Пронзал окрестность унисоном.
По снам моим пейзаж знакомый.
Я встал, немного удивленный
Тем, что я чувствовал, что видел,
Никак такого не предвидел
Я превращенья. Толпы люда,
Купцы, ремесленники всюду,
Гвардейцы, впрочем, все сословья
Меня приветствовали дружно.
Гремел салют. Прием радушный
Оказан мне со всем почетом.
И вот, под музыку, с эскортом
Карету подали резную,
Гербом фамильным расписную.
Пажи мне мантию златую
На плечи быстро одевают,
В карету царскую сажают.
Лошадки мерно поскакали.
Не помню даже, как пристали
Мы ко подъезду чудо-замка.
Он, как алмаз красит огранка,
Был также точен, прям и строг.
Пик его башен так высок,
Уходит в небо, в высоту.
Мне показалось, что звезду
Достать рукой из башни можно.
Я с экипажа осторожно
Ступаю наземь. Все, как сон.
Вступаю внутрь дворца хором.
Там тоже пышность и богатство.
Огромный стол, такие яства.
Цветами радуг полыхают
Милльоны свеч. Хрусталь играет
Нежнейшим отблеском от них.
В бассейне рыбок озорных
Плеск веселит, холодный мрамор.
Запели струнами гитары.
Движенем пальцев оживляют
Органы, скрипки музыканты.
Исскуством певчие пленяют
Сопрано, теноры, дисканты
Зал гармонично наполняют,
И, как мелодии небес,
Рождают к жизни интерес
Ко звукам истины, без фальши.

Но полно, сын мой, слушай дальше.
Когда совсем дотанцевали
Танцоры трепетный балет,
Меня на трон короновали.
Потом прекрасный был банкет.
Я - государь. Итак, свершилось
Все, что в лесу мне говорилось
Седым посланником в ночи.
Остановили здесь часы,
Минуты - жизни палачи,
Коварство времени упразднив.
Здесь нету слез,
Здесь вечный праздник.
И нет былого, настоящим
Здесь дышит жизнь ключом бурлящим.
С улыбкой все без исключенья.
Так началось мое правленье.

И вот однажды удивленье.
Я, как-то выйдя в сад цветочный,
Так восхитился очень точным
Строеньем розы грациозной,
Что захотел своей рукой
Бутон потрогать небольшой.
И что за чудо! Враз рука
Прошла насквозь, как в облака,
Чрез это милое творенье.
Цветка и нет. Изображенье
Одно лишь видимо и цвет.
Пойми, сынок, теперь волненье
Какому я в одно мгновенье
Предался духом. И смущенье
меня накрыло, будто пухом.
Тогда я даже испугался
Всего, что здесь в саду росло,
Я ощутить рукой пытался,
Но тщетно было. Все равно
Все те растения, цветы,
Земля, деревия, пруды,
Весь замечательный пейзаж,
Как мне открылось, лишь - мираж.
Его увидеть можно только,
А ощутить нельзя нисколько.
Бегу я к замку и хочу
Огня свечей цветных коснуться,
Как не хотелось обмануться.
Но был судьбы таков кураж.
Везде - обман, везде - мираж.
Огонь искрится, но не греет,
Нож очень острый, но - не бреет.
И в этой розоватой дымке
Нет ничего. Пусты улыбки
На лицах радостных людей.
Их тоже нет. Как нет полей,
Как нет реки, дворца и зданий.
Я - государь в стране мечтаний.
Вот мой удел - игра иллюзий,
И туз пиковый лишь в обузу
Мне при мизере оказался.
Увы, мой сын, я просчитался.
Со мнимым счастием остался.
Ведь мнимо все, что возбуждало
Его во мне красивой ложью.
И потому фиктивно стало.
Раз все обман, и - счастье ложно!
Теперь звучит мой титул так:
Его Величество-дурак,
Муж с разуменьем малыша,
Царь королевства-миража.
Навеки пусть потомки знают
Такой мой титул. Величают
Пусть современники по чину
Мое величество. Кручина
Мне ныне - спутник, и тоска.
Но я не знал еще тогда
Того, что новая беда
Меня в ближайшем поджидала,
Собою сердце поражая,
Как яркой молнией из тучи
Любовью пылкою пронзая
Насквозь его. Совсем измучив.
Что тот клубочек горя пряжи
Дорогу к счастию покажет,
Никак не думал. И спокойно
Судьбе я стал рабом покорным.
И осенило разум мой:
Не зря встревожился душой,
Когда старик в лесу дремучем
Мне преподнес обман певучий,
Не зря ведь страх обуял мной,
Дух старика - хозяин злой,
Владыка ада. Искушеньем
Меня прельстил в одно мгновенье.
Ведь я же знал, что от добра
Нет ни тревоги, ни сомненья.
Одна любовь всегда права,
Где ж нет ее, там - царство зла,
Коварство лживейшего сна.
Как позабыл сие тогда?
С теченьем времени я свыкся,
И даже, может, научился той любоваться красотой,
Но вот надежда возвратиться
В мой прошлый мир, горя мечтой,
Меня тревожила всечасно.
И как-то раз, ища покой
От свиты шумной, многогласной,
Я в лес отправился чудесный.
Хотел увидеть вновь то место,
Где пробудился ото сна,
Который посох колдуна
Навеял мне, переместив
Из мира правды в царство сна.

Владела мной лишь мысль одна:
Быть может что, подумал я,
Тот посох, что в лесу оставил
По попадании сюда,
Возможно - там. И я тогда
Его найду, к груди прижму
И вновь в реальность попаду.
Моя душа еще в звезду
Своей судьбы пылала верой,
И эта вера каравеллой
Меня вела сквозь штормы жизни.
Я брел в лесу с потоком мыслей.
Вот место то, где я награду
Свою увидел с видом града.
С каким же тщанием, сын мой,
Искал я жезл колдовской.
Но все напрасно. Он исчез.
Возможно, став частичкой грез,
Частичкой дымки розоватой,
Разрушив мост от лжи до правды.
Печаль, как камень, навалилась.
В моих слезах дорога скрылась.
Куда глаза глядят - я шел,
Пока совсем не заблудился.
Тут все же я остановился
Из-за того, что наполнился
Лес звуком песни очень милой.
Ее пел голос нежный, дивный.
Сомнений не было - девице
Принадлежал он, а не птице.
Подумал было я, что - снится
Мне это все. Не доверял
Уже я слуху и глазам,
Всем ощущениям, рукам.
Лишь только верил сердца чувству.
Оно одно насквозь обман
Умело враз распознавать
Там, где другие с безрассудством
Готовы были доверять.
Вот и теперь оно, зараз,
Правдивость чуяло сейчас.
Я тут же принялся искать
Глазами милую певицу,
Успев мечтою воспылать
Увидеть чудную девицу.
И тут увидел я шалаш.
О, только б снова не мираж! -
Подумал я. В него вошел.
Но то, что там внутри нашел,
Разрушит вмиг, о чем мечтала
Моя прельщенная душа.
Внутри девица восседала,
Но как уродлива, страшна.
Так удивительно различье
С прекрасным голосом обличье.
Хотя была и не стара,
Напротив, скажем, молода.
Я вдруг заметил, что тогда
Во мне не всплыло отвращенье,
Что появляется всегда,
Когда встречаем омерзенье.
Напротив, пылкое стремленье
В моем сердечке отозвалось.
Иль было так? Иль мне казалось?
Девица ж пенье продолжала,
Меня совсем не замечала.
Слеза из глаз ее стекала.
И понял я, она страдала
Такою искренней тоской,
Что сам залился я слезой
Над смыслом песни той певицы,
Когда-то видимо - царицы,
но по ошибке роковой
С ней все случилось, как со мной.
И вот теперь в лесу вечернем
Скорбящей песнею плачевной
Она по призраку скучает,
Мой дух напевами смущает.
Ведь стала призраком реальность
Фантома ж явна актуальность,
Теперь, будь проклята она,
Со всей своей красивой ложью.
Помочь раскаянью - кто сможет?
Когда же песня прекратила
Тревожить воздух, я открылся
Певунье сердцем, рассказал
Кто я такой и как попал
Сам в королевство миража.
Она сидела, чуть дыша,
Рассказ мой слушая с вниманьем,
Меня согрела состраданьем
И я почувствовал в дыханье
Ее безгласное признанье.
Не знаю, как и объяснить,
Но сердце принялось долбить
Грудную клетку так, что тут же,
Казалось, вырвется наружу.
Я понял истину, о, сын.
Увидев искренность движенья
Ее сердечка с удивленьем,
И вместе с этим - с восхищеньем,
Из-за того, что в сон манящий
Порыв проникнул настоящий.
За этой внешностью страшащей
Узрел такую красоту,
И сам себе я не могу
Здесь объяснить свое влеченье,
Любви прекрасное мгновенье
Там зарождалось между нами.
Соприкоснулись мы руками,
И взглядом встретившись очами,
Тонули взором обоюдно.
О, если б можно, то прилюдно
Готовы были обвенчаться.
Но нам наверное остаться
Здесь суждено заместо ада.
А коли так, то к черту злато,
К чему корона мне и трон?
Любовь моя - моя держава,
Я тем король, что я влюблен.
Кто ж любит, то над многим он
Своей любовию силен!

Но спросишь ты, а кто она?
Тебе отвечу правду я:
То - мать твоя, моя супруга.
Любили сильно мы друг друга.
Я в ней познал тогда вторично,
Как сердце разнится с обличьем.
Узрев красу в уродства маске,
Своей любви приняв подсказку,
Благодарил тогда я честно
Свою судьбу, что это злое,
Такое пагубное место
Мне подарило вдруг невесту,
И тьма открыла мне святое.
Но как же, спросишь, возвратились
Мы снова в наш счастливый мир?
О, это чудо! В тот же миг,
Как только мы губами слились,
Сошлись два пламени души,
Тотчас поплыли миражи
Перед глазами, так ж цветами
Лес, как виденье исчезает,
Опять круги волнуют глаз
И покрывало сна тотчас
Накрыло мягким пледом нас.
Вот как чудесно превращенье
Произошло в одно мгновенье.

Однако, скоро заключенье
Правдивой повести моей.
Еще, сынок, вниманье ей
Ты удели, отца почти.
Уже почти фитиль свечи
Совсем дотлел. И вот в ночи,
Как только я придти успел
В себя от призрачного сна,
Понять реальность не сумел,
Вокруг темно и лишь луна
Сквозь ветки елей пробивает
Лучами желтые тропинки,
Подчас насмешливо пугая,
Ежей причудливые спинки.
Тут я услышал голоса
Меня зовут поочередно.
Быть может, сплю, да нет - роса,
Я ощутил ее свободно.
И тут я начал узнавать
То мeсто, где ходил с бароном,
Где довелось мне повстречать
Посланца-демона седого.
Быть может, сон увидел я
Про королевство миража?
Коль это так, то слава Богу!
Как надо все-таки немного,
Чтоб счастье чуяла душа.
Как упоенно я дышал
Чудесным воздухом лесным,
С какою жаждой ощущал
Всем телом мех травы колючей.
Как раньше я не замечал,
Считал все это очень скучным?
Но, слава Богу, я прозрел.
За миг короткий повзрослел,
Благодаря веянью сна.
И только грустная тоска
Мне омрачала пробужденье.
Ведь раз все сон, раз все виденье,
Тогда любви моей стремленье -
Неправда тоже, к сожаленью.
О, если б только было можно
Услышать, как она поет,
Но покрывало сна ее
Навек сокрыло от меня,
Пленив мой дух воспоминаньем.
Ведь полюбил ее реально
И ныне чувствовал любовь,
Пылало сердце вновь и вновь,
Огнем пожар предвозвещая.
Но что такое? Тишь ночная
Отозвалась прекрасным звуком,
Перекликаясь с дятла стуком,
С порханьем бабочки крылом,
Он был терзающее знаком.
Тот голос я б узнал из тысяч
Других прекрасных голосов.
Ведь только он умеет высечь
Из сердца искорки костров,
Как будто сотни светлячков
Зажгли фонарики свои.
Сияньем этих огоньков,
свеченьем, видимым в ночи,
Горело сердце, вдаль маня,
И вот тогда увидел я
То, что давно почуял духом:
Ко мне идет любовь моя,
Ступая нежно, как по пуху,
Глазам не верю, чу меня!
Неужто ложь опять туманом
Мне призрак милый посылает
С прекрасным ликом, стройным станом,
Любви мираж меня пленяет?
Больней нельзя представит раны,
Чем рана сердца от обмана.
Жестокий меч обман вонзает,
Терзая душу лжи металлом,
Как будто скорпиона жало.
Все существо мое дрожало,
Как лист на ветре трепетало.
Ведь сердце знало, что не снится
Мне эта милая девица.
Но как могла преобразиться?
Она ж была так некрасива,
Теперь ж - красавица на диво.
Как счастлив я любви правдивой,
Как обнимал, как целовал
Ее тогда в порыве страсти,
Я в тот момент совсем познал,
Что называют люди счастьем.
Ее пылающее сердце
с моим слилось, огнем светилось.
Уж точно знал я, что не снилось
Мне это все. Была она.
И, значит, царство миража
Виденьем не было, а - явью,
Что мне как-будто в наказанье
Послало небо искушенье,
Свое читая откровенье.
Мне, вдруг, явился во мгновенье
Весь смысл ее преображенья,
Всю суть урока, что судьбою
Преподнесен мне был. Oткрою
Тебе, мой сын, ничто не скрою,
Та неземная красота,
Какой прельщался я порою
В том мире грез и царстве сна,
Была в реальности пуста.
Личину лживого уродства
Лишь прикрывала красота.
Но здесь обмана нагота
Покрова сладкого лишилась
И мерзким чудищем открылась.
Напротив, то - что некрасивым
Мне показалось в мираже,
То - было истинно правдивым,
Отозвалось оно в душе.
И здесь, где время власть имеет
Быть настоящим, прошлым быть,
И ими будущее мерить,
В нас возбудив желанье жить,
Здесь ложь и истина без маски,
Тут все возможно оценить.
Ведь ложь уродлива в правдивом,
А правда в лживом некрасива,
Они губительно страшны
Всегда собою друг для друга.
Обману правда не подруга.
Она его изобличает
Собою. Гадость обнажает
И потому-то ложь скрывает
Прелестность правды за уродством
Подчас. И - так, что даже сходство
Меж ними люди замечают.
И те, кто ложь не различают,
Те - погибают. Это точно.
Ну что же, свой рассказ закончу.

Пока с любимой наслаждались
Своей любовью. Обыскались
Меня друзья мои в лесу.
Я вышел к ним, сказав, что сну
Предался на брегу реки,
Пока от ласковой руки
Прекрасной девы не проснулся.
Итак, я вместе с ней вернулся
К себе во царский во дворец,
Войны отметив окончанье,
Мы в тот же день свое венчанье
С девицей милой отмечали.
И вот, истории конец.
Теперь, о, сын, я свой венец
Тебе одену на главу,
Благославляю и прошу,
Чтоб помнил мой рассказ печальный.
Но вот настал и миг прощальный,
Тебе последний мой совет,
Да охранит от многих бед.
В моем рассказе ты ответ
Найдешь на многие вопросы,
Ведь очень трудно и непросто
Обман от правды отличить,
Но нет главнейшего для жизни,
Старайся это не забыть,
Чтобы ошибкою Отчизне,
Да и себе, не навредить.

Седой король тотчас умолк,
Сгорел последней каплей воск,
Закончим этим свою повесть,
Быть может, так и вашу совесть
Побудит слово к размышленью
Отцово к сыну наставленье,
И вам, возможно, пригодится.
Мы все должны добру учиться.

*****

СКАЗКА-2.

Хочу тебе я рассказать
Одну историю, иль сказку -
Не знаю, право, как назвать.
Она светла, добра, без маски,
Старайся сердцем ей внимать
И все хоть вымысел в усладу,
Но разглядишь, возможно, правду,
Как до финала дочитаешь.
Уверен, многое узнаешь
Тебе знакомого сейчас.
Итак, начну я свой рассказ:

Серебристый ручей расстилается с гор,
Что хрустальной стеной над землей восседают,
На вершинах их крон - чистота и покой,
Облака словно лебеди с ними играют
И случайно по перышку вниз посылают.
Эти перья блестят в чистом солнца сияньи
И росой, как слезинки, на листья прилягут
Вдруг короны цветочной теперь достояньем,
Лепестковым, поляночным золотом станут.
Там, где сливаясь, щебечут потоки
Зеркальных истомленных рек,
Где месяц, насупившись в сладкой дремоте,
Слушает сказку, что ночь ему шепчет какой уже тысячный век,
Где птицы, за день налетавшись,
По гнездам закроют птенцов,
Времени ангел крылатый со сном рассылает гонцов.

Насквозь пронзая ночь крылами
Летит гонец. Благоуханьем
Лес наполняет, растворяет
Природы запахи в себе.
Гонец спешит к одной избе
В один момент навеять сон.
Но там совсем не нужен он.
Перелетев крыльца порог,
Раздвинув шелковый полог,
Виденье милого лица
Пред взором нашего гонца
Предстало вдруг. И - тишина.
Лишь сердца стук да ночь слышна.
Девица здесь лежит одна
В объятьях сумрачного сна,
Давно им пленена она.
Прекрасна ликом и стройна,
На сердце руку положа,
Закрыв его от пробужденья,
Так удивительно свежа,
Как будто встанет во мгновенье.

Гонец крылатый любовался
Ее спокойствием, и тут
Стремленью сладкому предался,
Что искрой в сердце входит вдруг.
Он молвил тихо:
- О, мой друг,
Зачем же так судьба играет!
Всегда к тому, кто сна не знает,
Я прилетал. Но кто же знал,
Что в этот раз меня искусит
То, что носил? И кто разбудит
Теперь тебя, звезда моя?
Зачем, о, небо, мне крылья,
Что мне они сейчас, к чему?
Когда прелестное созданье
сердечко тронуло мне враз
Любви спасительным дыханьем,
Я помню тот старинный сказ,
Про то, как поцелуем принца
Была разбужена девица.
Но здесь изба, а не дворец,
И я не принц, всего гонец.
Хотя девица так красива.
В той сказке был конец счастливый,
Как нежеланна эта быль,
Пусть лучше я сгорю лучиной,
Чем жить с томительной кручиной.
К тебе, огонь, летит мотыль!
Возненавижу самый сон
С веяньем сладостных дреманий,
За то одно, что ныне он
Потоком разочарований
Печалью сердца усыпил,
Холодным разумом пронзил
Свободу чувства, ощущенья.
О, нет несчастнее мгновенья!
И если б можно усыпиться
Мне было также и забыться,
Быть может, в сне, что ей приснится,
Удалось рядом с ней явиться.
Я жил бы вечно в этом сне,
Чем в одиночестве, во мгле,
Как странник вестником скитаюсь,
Исполнив дело, возвращаюсь,
Назавтра вновь тревожу лица, -
Так говорил он. А девица
Спала все также. Только ярче
От мотылька речей горячих
Пылали свечи, расплавляясь.
А что она? Не просыпаясь,
Казалось, слышала его,
Дышала мерно грудь, вздымаясь.
Он на нее кладет крыло...

Здесь я позволю отступленье
Из-за того, что дух сомненья
Меня смущеньем наделил,
Ведь сказка с былью так порою
Похожи, впрочем, я не скрою,
Что сам люблю конец счастливый,
Но будет пусть рассказ правдивым.
Однако, хватит, наконец,
Посмотрим, что же наш гонец.

У изголовья восседая,
Своим крылом слезу сбивает.
А за окном уже светает,
Заря вот с месяцем играет,
Он то - исчезнет, то - являет
Свой чудный образ как-то в миг,
Все веселятся. Наш гонец
Заметил вдруг, что просветляться
Стал лик любимой и ланиты
Румянец треплет. Он не верит,
Взлетел он в миг с ее постели,
Но жизнь, казавшаяся рядом,
Лишь легким радости туманом
ему открылась. Все - как прежде,
И все же теплиться надежда.
Он верил в то, что пылкость сердца,
Что тот порыв, который смог
Воск бездыханный растопить,
Один лишь в силах разрубить
Оковы Гипноса коварства,
И мотылек тогда поднялся,
К ней подлетел, поцеловал,
Своими жаркими губами
С ее сливается устами.
Он - как всегда, он - рисковал
Тем, что обязан быть послушным
Тому, кто в путь его послал,
Но сердца пламень прямодушен,
Гонец ему послушен стал.
Пусть ждет героя наказанье,
Но он готов за миг признанья
Его принять. Он мал, но смел,
Летая ночью по земле,
Увидеть многое успел
И где-то в призрачной дали
Он понял то, что без любви,
Когда не бьется пульсом сердце,
Душа пуста и сердце пусто
Внутри у нас. И без сомненья
Ведь как прекрасно то волненье,
Когда тела соприкоснутся.
Как без любви тони сольются?
Своей рукой любви лишить
Себя, но можно ли так жить?
Она изгонит грусть и страх
Внезапно, в солнечных лучах,
Что прилетели с криком ранних,
Как пробужденья духов, птах.
Ночной гонец стал погибать,
Он это знал, и как не знать
Тот свет, что радует живое,
Был для него, как зелье злое.
Затлели крылья, он сгорает,
При дня рожденьи умирает,
Хотя есть время улететь,
Но предпочел, любя, сгореть.
Он только к девице прижмется
И с ночью в небо вознесется.
Но что за чудо, прямо диво,
Девица очи приоткрыла
И пробудилась ото сна.
О, жизнь, со смертию игра!
Какой большой тебе залог
Отдал крылатый мотылек,
Он победил коварство сна,
За чудный миф сочтет она
Его явление и речи.
Совсем дотлели ночи свечи,
Но он сгорел, ее любя.
И что же, - скажете вы, - зря?
Конечно нет, мои друзья,
И пусть судьба не улыбнулась
Герою сказки, к сожаленью,
Девица все-таки проснулась
И испытала возрожденье.
Но где финал? Одно мгновенье
Наш мотылек с лучом летит,
Крылами новыми блестит,
Рассвета вестником к любимой,
Теперь он - вестник пробужденья,
С Владыки Мира позволенья.
Она тотчас его узнала,
Теплом согрела, обласкала
И так доныне пребывают,
К ней вместе с солнцем прилетает,
Проводят время в упоенье,
В любви находят наслажденье
До самых сумерек небес.
Потом он снова улетает
Лишь для того, чтоб утром лес
Росой обрызгать. И с цветами
Опять девицу посещает.
Пусть будут вместе он, она,
У них теперь одна звезда,
Звезду любви зажег гонец.
А сей истории конец.

*****

Информация о возрастном ограничении Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Top Military Websites Военно-исторические ресурсы Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов! Рейтинг Военных Ресурсов Украинский портАл webgari.com Рейтинг сайтов