Имя пользователя: Пароль:
Наши исполнители
Форма входа
Логин:
Пароль:
Ботокс в подмышки цена lazer-clinic.ru.. http://bio-market.kz/ помогает редуксин лайт похудеть цена редуксин лайт.. Смотрите описание цепи для трала здесь.
Наша кнопка!


Опрос
Опрос сайта
Patriot , Pro и т.д Для кого они предназначенные
javascript:// javascript://
Всего ответов: 130

Друзья сайта
Ссылки

Яндекс цитирования

Сайт заслуженного журналиста Украины Сергея Буковского. Репортажи из

Art Of War - Военно-исторический литературный портал

Объединение сайтов о спецподразделениях ПВ КГБ СССР в Афганистане 1979-1989

Война в Афганистане

Православный Мир
Мультфильм - Хитрец

http://warchanson.ru/3/577krect.jpg
Просмотров:4963
04.04.2010(11:23)
Категория:

Аннотация:
Этот сборник рождался 20 лет. Я посвящаю его моему другу подполковнику Дмитрию Разумовскому, погибшему при исполнении, майору Шафикову Ренату и всем братишкам, прошедшим дорогами и тропами войны - павшим и живым...

ПРОЛОГ.

Что время?!
Бурною рекой оно течет,
века смывая своею мутною водой,
Песком забвенья покрывая
Дела минувшей старины,
"Сегодня" в "завтра" превращая
одним стремлением волны.
Течет река...
Но иногда,
со дна ее, из мрака ила,
Вдруг приоткроется могила
Давно ушедших в мир теней,
империй, их
Богатство, сила, их
Современников идей.
Покрыты славой иль позором - они всплывут,
Представясь взорам
Идущих вслед годам былым,
Следя за тем с немым укором,
как мы историю творим.
В страницах летописей стертых,
Глаголом писанных простым,
Являет время кости мертвых
Для назидания живым...

*****

Тельник снова, как губка, пропитан и кровью, и потом,
И под сердцем моим что-то ноет до боли, что-то,
Как к родимой земле мне прижаться хотелось, до боли,
Я б траву целовал, целовал б нашу речку и поле.

Припев:
Ах, когда мы родимую землю увидим, скоро ль?
А пока вокруг нас холодные скалы и горы.

Вот сегодня опять, как вчера, на вертушку грузили
Восемь наших парней и комбат наш от горя стал синий,
Восемь гробов из цинка, а все же пожить не успели,
А ведь только вчера под гитару вместе мы пели.

Припев:
Ах, когда мы родимую землю увидим, скоро ль?
А пока вокруг нас холодные скалы и горы.

Вот у Виктора дома осталась малая сестренка,
Мать Серегу ждала и все письма вскрывала так робко,
Не дождаться любимых им братьев, своих сыновей,
Они пали в войне за желающих мира людей.
И теперь, в цинк одетые, в небо ребята глядели,
И почудилось мне, что они даже мертвые пели.

Припев:
Мы теперь никогда не увидим родимую землю,
Не забудут друзья нас и братья ни тостом, ни делом.

1988 г.

*****


ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМ.

Как-то раз в Афганистане
Я афганку увидал,
С ясным взглядом, тонким станом,
И себя не удержал.
Не успела испугаться -
Подошел, поцеловал,
А потом, что было, братцы!
Я жениться обещал!

Мы расстались, а на утро
Возле штаба, вот дела,
Та афганка с местным людом,
Да ее отец-мулла,
Как увидел командира:
- Дуст, мой милый, шурави,
Твой боец с моей Заирой
Шашни ночью завели,
Чтобы избежать позора,
Имя добрым сохранить,
Не внося меж нас раздора,
Их бы надо оженить.

Я, как все это услышал,
К замполиту побежал,
Рассказал про все, как было,
Он помочь мне обещал,
До муллы так сразу прямо
Мы пошли поговорить,
Он же сразу капитана
За рукав и - отводить,
На меня главой кивая:
- Вот он, мол, жених, кафир,
Наш обычай уважая,
Разрешите, командир?
Он и дочь - совсем знакомы,
Надо свадебку сыграть,
А в приданное - 3 схрона
Обещаю показать.
Там, де, стингеры хранятся,
Минометы, наркота,
Да за это-то богатство
Золотая ждет звезда!

Замполит, едва вменяем,
Обещания дает:
- Завтра ж свадьбу мы сыграем,
Но приданное - вперед!
А мулла-то с пониманьем,
Да с бельмищем на глазу:
- Вот свершится обрезанье,
Тут же к схронам отвезу!

Тот мулла был фруктом спелым,
В этом свой расчет имел,
Он про вывод слышал, верно,
И в Союз попасть хотел.
Моджахеды вспомнят быстро
Его помощь шурави -
Вот и вздумал породниться,
Там у нас, поди, найди.
Хитрый, умный мусульманин,
Знает наш, дари, фарси,
По одежде, так - дехканин,
По уму - Фирдоуси.

Я при слове "обрезанье"
Весь внутри похолодел,
Замполит ж на совещанье
Ко начштаба полетел.
Я ж - к мулле, да все с признаньем,
Так и так, мол, виноват,
Что любое наказанье
От него принять я рад.
Я ж - гяур, кричу - неверный,
А мулла мне:
- Ерунда, oбрезание, наверно,
Все исправит без труда,
Завтра этот острый ножик
По обряду все свершит,
Наречем, Аллах поможет,
Новым именем - Шахид.

- Я - крещеный комсомолец,
Кандидат в КПСС!
Но мулла улыбы строит,
Совершенно не бельмес.

Тут начштаба объявляет:
- К браку наш сержант готов,
Замполит благословляет,
Мол, совет вам да любовь.
А меня к себе в палатку
Вызывает командир,
Наливает спирту в банку,
Закусить дает инжир.
Замполит со мной беседу
Обстоятельно провел,
Мол, давно трофеев нету,
А тут случай так подвел.
Ты, сержант, давал присягу
Верно Родине служить?
Послужи сейчас, отряду
Надо схроны получить.
Отказать мы им не можем,
Нам друзья они в войне.
Будем резать, делать что же,
Посвяти конец Стране!

Прочитал от ТАСС(а) сводки,
Убедительно вещал,
Я махнул из банки водки
И свое согласье дал.
Ведь священный долг солдата
Защищать социализм,
Эх, подвел меня, ребята,
Интернационализм.

Так случилось, все свершилось,
Правоверным стал сержант,
Свадьбу справили, напились,
На ушах стоял отряд.

Той же ночью отправлялся
Весь мой взвод в разведдозор,
До замены и скрывался
Я в дозорах среди гор.
Замполит наш с группой Кольки
Распечатал каждый схрон.
Там трофеев было столько!
За глаза на батальон.
Рапорта и представленья -
Операция в зачет,
За ее осуществленье
Замполит героя ждет.
Правда, вот звезду Героя
Замполит не получил,
Только Знамя, но - второе,
От обиды не носил,
Стингера уже добыли
Да Шахджойские спецы,
Так что нас опередили
Со Звездою молодцы.

Через месяц я менялся
И в Союз на дембель отбыл,
А с афганкой не встречался
Я со свадьбы той бедовой.
Так весьма оригинально
Мне мужской инстинкт помог
Свой интернациональный
До конца исполнить долг.

*****

ТРИ ЗВЕЗДЫ.

Однажды мне спасенный дервиш-астроном
Сказал, предвидя все превратности судьбы:
Как будет трудно, так взгляни на небосклон,
На нем восходят три чудесные звезды.

Когда тебя загонит жизнь в тупик,
Или окажешься у пропасти карьера,
Тогда явится в поднебесье чудный лик
Одной звезды, ее названье "Вера".

Коль вдруг не сможешь сам в себе найти ответ,
И разорвется на лохмотия одежда,
Увидишь в небе серебристый белый свет
Второй звезды, с названием "Надежда".

А если будешь ты в предсмертном ожиданьи,
И нет спасения от ярости врагов,
То посмотри наверх и лицезрей сиянье
Звезды прекрасной с именем "Любовь".

Они согреют через звездные года,
Теплом пронзая сумерки веков.
Пусть путеводными останутся всегда
С тобою Вера, и Надежда, и Любовь.

*****

ОБИХОНГОУ.

Серебристый ручей расстилается с гор,
Что хрустальной стеной над землей восседают,
На вершинах их крон чистота и покой,
Облака словно лебеди с ними играют.
И случайно по перышку вниз посылают,
Эти перья блестят в чистом солнца сияньи,
И росой, как слезинки, на листья прилягут,
Вдруг короны цветочной теперь достояньем.
Лепестковым, поляночным золотом станут,
Там, где сливаясь, щебечут потоки
Зеркальных истомленных рек,
Где месяц, насупившись в сладкой дремоте,
Слушает сказку, что ночь ему шепчет какой уже тысячный век.
Где птицы, за день налетавшись,
По гнездам закроют птенцов,
Времени ангел крылатый со сном рассылает гонцов.

*****

30 МГНОВЕНИЙ.

Те 30 минут, те 30 мгновений,
И каждое - в вечность длиной,
Как мы их прожили с таким вдохновеньем,
В надежде вернуться домой.

Друзья исчезают, как сумерки ночи,
Лишь тень оставляя лежать,
Подмоги не будет - эфир напророчил,
И значит, нам всем тенью стать.

Те 30 минут, те 30 мгновений,
И каждое - в вечность длиной,
Мы прожили их с таким вдохновеньем,
Скрепив автоматной стрельбой.

Но, как в сорок первом - ни шагу назад,
За нами лежит перевал,
К нему пробивается "духов" отряд,
Зажатый в мешок среди скал.

Нас не 28 - на четверо меньше,
И даже на девять уже,
Пусть кровь с онемевшей ноги уж не хлещет,
Лишь был бы патрон в "калаше".

Эх, жаль, не придеться нам с Сашкою вместе
Майорские звезды обмыть,
И вместо погон им на памятном месте
В ночи на могилках светить.

Те 30 минут, те 30 мгновений,
Последний наш в жизни зачет,
И мы его сдали с таким вдохновеньем,
Теперь же уходим в восход.

Нас больше не будет, вы нам не пишите,
Ответ все равно не придет,
Стакан поминальный за нас поднимите
И водка пусть горечь зальет.

Приказ не нарушим, прощайте, ребята,
Последнюю песню поем,
Оставшимся хором исполним, как надо,
Вы вспомните, братцы, потом.

Те 30 минут, те наши мгновенья,
Что каждое - в вечность длиной,
Как мы их прожили с таким вдохновеньем,
В надежде вернуться домой.

Те 30 минут, те 30 мгновений,
И каждое - в вечность длиной,
Как мы их прожили с таким вдохновеньем,
Запомнит чеченский Шатой.

*****

48 часов.

Разведка четко отработала свое,
И мышь летучая расправила крыла
Нам 48 часов Родина дает,

Чтобы исполнить наши ратные дела.

Задача группы тихо взять Али живым,
Веду по времени и схему расписав,
Чтоб не оставить вечно молодыми
Моих ребят, весь личный мой состав.

Вот третий час прошел уже с тех пор,
Как наш дозор скомандовал: "Земля!",
Мы сами, словно передернутый затвор,
Все в напряженном ожидании огня.

Лежим на камнях и глядим сквозь рваный куст,
Нас тишина как одеялом покрывает,
Нам полумесяц враг, любой тревожен хруст,
И горный ветер с нашей жизнию играет.

Я в мыслях всех бойцов перекрещу,
Господь единственный хранитель у солдата,
Все непрощенное забуду и прощу:
"Пошла работа по позициям, ребята!".

"Ирбис", "Иблис" - свой слышу позывной,
От "духов" слышу, значит, здесь - засада,
Эх, Игореха, замкомрот родной,
Ты впереди начавшегося ада.

Ты только выживи, прошу тебя, браток,
Нам ведь еще так много выпить надо,
Проспорил, помнишь? пару ящиков Станок
В тот самый день, день неполученной награды.

Сейчас он рядом там, чуть-чуть левее,
Вцепившись в скалы, прикрывает твой отход,
Так было нужно, чтобы "духи" не сумели
В ночной сумятице к нам подойти в обход.

Держись, "Калаш", твой ствол так раскален,
Вонзает в тьму уже какой рожок,
Ты - часть моя и я с тобой сроднен,
Сейчас мне очень нужно, чтобы ты помог.

Приказ был выполнен, Али был взят живым,
Пока две группы силы "духов" оттянули,
Мы ворвались к нему, вскрыв горло часовым,
Чтобы они к Аллаху в гости заглянули.

Эфир радирует: "Второй! Второй! Второй!
"Шакал" в капкане, Первый - на отходе",
Обеим группам дан сигнал домой,
Сорок восьмой уже был на исходе.

И откатились да на разворот,
На 30 градусов южнее к высоте,
Где в три ноль-ноль забрать нас должен борт
И к четырем всех высадить в гнезде.

К борту стекаются бойцы обеих групп,
Без разговоров, на погрузку 3 минуты,
Я, замыкающий, шестой толкаю труп,
Не видя лиц, их узнавая почему-то.

Мы улетаем, оставляя на земле,
Часть своих душ и сотню мертвых тел,
Тех самых, что еще недавно на скале
"Аллах акбар!" так исступленно пел.

Еще не раз вернусь туда в коротких снах,
Я только в них с ребятами встречаюсь,
Которых с боя выносили на руках,
Кого всегда в своих молитвах поминаю.

Не забываются утраты и потери,
В граните памяти оставшись навсегда,
И только сорока восьмью часами мерю
Теперь я жизнь свою, недели и года.

Долг, Честь и Родина - превыше слова смерть,
И нас когда-то так проводят на погост,
За тех, кто лег, чтоб мы могли сейчас сидеть,
Прошу всех встать и молча выпить третий тост...

*****

Другие 48 часов.

И снова вылет, снова на рассвет
Нас борт несет, винтом пронзая ночь,
На миг забудусь и раскрою свой планшет,
Достану карточку и посмотрю на дочь.

Она уж выросла, наверное, совсем,
И слово "папа" стала четко говорить,
Не понимая, где он вечно и зачем
Украдкой мама будет ночью слезы лить?

Такая работа - мужская работа,
За Родину жизнью своей рисковать,
Мужская работа - сыновья забота,
За всех сыновей ей свой долг отдавать.

Работы много нынче, мы не слазим с гор,
Вот и опять не получилось передышки,
Пусть пока дремлет мой второй радист Егор,
Во сне, быть может, повидается с сынишкой.

"Циркач" молчит и полирует взглядом нож,
"Чека" с "Бачою" травят новый анекдот,
Миг перед боем - ни на что он не похож,
В нем сплав характеров, кто знает - тот поймет.

Ну, вот и - высадка. Пилот Серега - ас,
Как Ангел, сверху перекрестит наши спины,
Нам повезло, нам подвернулся шанс
Спуститься с гор на "духов" огненной лавиной.

Сегодня всем был дан приказ большой охоты,
Задача наша гнать зверей в капкан полка,
В обеспечении у нас десанта рота,
Родная наша полосатая братва.

Такая работа - мужская работа,
Стоять на защите родимой земли,
А коль не успеем... уверены, кто-то
Доделает все то, что мы не смогли.

Накрыли "духов" мощью огневой,
Свинцом сбивая их в объятия полка,
Сдержал удар майор немолодой,
Им закрывая выход из мешка.

Они с бойцами с жизнью уж простились,
Приказ закрыть, мешок нарушить не сумев,
И тут вдруг мы огня лавиной накатились
На "духов" с неба, словно Божий гнев.

Майор кричит: "Откуда вы, ребята?"
"Циркач" с носилок ему тихо отвечал:
"Мы родом все из русского десанта".
Майор все понял и, сквозь слезы, честь отдал.

Такая работа - мужская работа,
Стоять, как скала, у врага на пути,
Мужская работа - до крови и пота,
И в стужу, и в пекло стоять, не уйти.

Загнали гадов, им устроив бутерброд,
Не скрыться "духам" из скалистого мешка,
А кто успел уйти - так тех под миномет,
Что молотил в дуэте с ДШКа.

Но мы, уже зализывая раны,
Работу сделав, уходили в ввысь,
Борт забирает нас. Серега? Нет. Как странно...
Ракеты жало унесло Серегу вниз.

Он прыгнуть мог, но не ушел, горел и падал,
Он был с вертушкой не-разлей-вода всегда,
"Смени ты номер", - все шутили с ним ребята, -
Ноль двадцать первый", - он смеялся: "Ерунда!"

Такая работа - мужская работа,
Под шквальным обстрелом ребят забирать,
Мужская работа - работа пилота
Летать, не давая полет свой прервать.

А за бортом стучится зимний дождь,
Тяжелой каплей по броне вертушки бьет,
Миг после боя - ни на что он не похож,
В нем боль и радость, тот, кто знает - тот поймет.

Летим в тумане низко над землей,
Сейчас бы в баньку, чтоб прогнать усталость прочь,
На миг забудусь, может, будет выходной
И я без карточки смогу увидеть дочь.

*****

МИНУТКА.

Погодь, браток, немного постоим,
Отпустим нас довезшую попутку,
И на минутку все же замолчим,
Ведь мы с тобой на площади Минутка.

Сейчас итак здесь тихо, малолюдно,
Но каждый метр в памяти хранит
Тот Новый год, тот ад, что был повсюду
И грохот боя в воздухе висит.

Я помню Грозный стройным и красивым
Всего лишь за год до начавшейся войны,
И помню в отсвете пульсирующих взрывов
Дыханье смерти прямо у спины.

И эта площадь,у желдорвокзала
Горела в пламени бандитского джихада,
Эфир с мольбою о поддержке надрывала
В кольцо попавшая майкопская бригада.

Сквозь шквал огня подмоге не прорваться,
Но шли ребята из пехоты и спецназа,
Ведь сердце русское могло ль не отозваться
На зов своих. И - гибли без приказа.

И быстро таяли майкопские ребята,
Тяжелых много, с ними не пробиться,
Их клали рядом, на двоих одна граната,
Чтоб напоследок "духов" кровию умыться.

И выживали, разделенные в бою,
По группам в три-четыре человека,
И умирали так, сплоченными, в строю,
Как их деды, тому назад полвека.

Никто из них виновных не искал
В том, что Минутка стала местом роковым,
Но каждый долг присяге исполнял,
Им - честь и слава, мертвым и живым!

Погодь, браток, немного постоим,
Ты положи на камни незабудки,
И от души минутку помолчим,
Пусть люди помнят подвиг на Минутке.

*****


ПИСЬМО К МАТЕРИ ДРУГА (посвящено Александру ЦЕЗИНУ).


Вы простите меня, тетя Света,
Что пишу вместо сына письмо,
Его нет, но он рядом здесь где-то,
Может быть, даже смотрит в окно.

Вы конечно уже получили
Тот безликий листок похоронки,
"Как же так - сотни раз вы спросили, -
Цинк холодный скрывает ребенка?"

Вы простите меня, тетя Света,
Что я сына для вас не сберег,
Что не дам на вопрос ваш ответа,
Что я вместо него там не лег.

Мы с ним вместе служить уходили,
Вы иконки нам дали с собой,
Чтоб от вражеских пуль нас хранили
И не веяло горькой бедой.

След предательства время не скроет
В том коротком внезапном бою,
Нас накрыли и их было - втрое,
Вжали в землю всю группу мою.

Не уйти всем, то ясно мне было,
Мы крестами нательными с Сашкой
Обменявшись, в предчувствьи могилы
Побратались, остались в тельняшках.

Мы огонь на себя весь приняли,
Прикрывая маневры Сашка,
Он и "Ботор" уже поливали
Фланг засады свинцом из ПК.

Захлебнулись Кавказские волки
И попятились, трупы бросая,
Только справа внезапно умолкли
Наши парни, в крови угасая.

Так геройски погиб сын ваш Саша,
Крестный брат мой, понесший мой крест,
Долг солдата, исполнив бесстрашно,
Он ушел под отданную честь.

Не останется он неотмщенным,
Как и души всех наших ребят,
Тут живут кровной мести законом,
А они кровь от плоти родня.

Вы простите меня, тетя Света,
Что письмо вместо сына пишу,
Его нет, но он рядом здесь где-то,
И за это прощенья прошу.

*****

"6"

Цифра 6 на листке,
Отчего и не знаю сам,
Чужой город, чужой язык,
Ожиданье прихода ночи,
Отпечатки пуль на стекле,
Эти пули и - мне, и - вам
От грубых загорелых барыг
Вместо хлеба, даров и парчи.

Это мой сегодняшний мир,
Это мой сегодняшний день,
Это мой сегодняшний сон,
Который не кончится утром.

Что случилось в этот сумрачный день,
Отчего солнце в тучах взошло,
Почему та земля, где живем,
Наслаждается только луной,
Которая взяла всех нас в плен,
И время побежало назад,
И на стрелках лунных часов
Мы экспрессом из рая да в ад?

Как все просто - игла и нить,
Как все сложно - в пряжи клубке,
Чтоб иметь что-то - надо платить,
И отчайно грести по реке,
Которая уносит всю грязь
Перед долгожданной весной,
Которая под ярким огнем
Превратится тотчас в облака,
Чтоб вернуться на землю с дождем,
Мороз и она во льду
Жизнь жестоким сжигает огнем,
Все то, что взрастает в саду.

Информация о возрастном ограничении Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Top Military Websites Военно-исторические ресурсы Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов! Рейтинг Военных Ресурсов Украинский портАл webgari.com Рейтинг сайтов