Имя пользователя: Пароль:
Наши исполнители
Форма входа
Логин:
Пароль:
Наша кнопка!


Опрос
Опрос сайта
Какой раздел чаще обновлять ?
javascript:// javascript://
Всего ответов: 149

Друзья сайта
Ссылки

Яндекс цитирования

Сайт заслуженного журналиста Украины Сергея Буковского. Репортажи из

Art Of War - Военно-исторический литературный портал

Объединение сайтов о спецподразделениях ПВ КГБ СССР в Афганистане 1979-1989

Война в Афганистане

Православный Мир
Необъявленная война

http://army.my1.ru/KAPTUHKI/7b4e2a670a5a61e92507cc71e9774cc5-1.jpg
Просмотров:4689
11.07.2009(12:49)
Категория:

Песни Владимира Мазура часть 2

КАК ЖИВЕШЬ, БРАТ АФГАНЕЦ?

Как живешь, брат афганец,
Чем сегодня ты дышишь?
Неужели не видишь,
Неужели не слышишь -
Бой еще не окончен,
Правда снова закрыта.
Неужели забыта,
Наша правда забыта?!

Припев:
Вспомни, как дорожили мы афганскою дружбой,
Хоть сто раз проклинали эту трудную службу.
Друг за друга держались мы в единой цепочке,
Так зачем же сегодня мы живем в одиночку?
Неужели нам трудно повернуть все обратно,
Чтобы вновь было трудно и все непонятно?
Мы не можем сегодня друг без друга остаться.
Можно так раствориться, можно так потеряться.

Сколько пролито крови!..
Неужели напрасно?
И свеча нашей боли
В нашем сердце погасла.
Мы не требуем мести,
Лишь бы память хранилась.
Там мы были все вместе,
Что же с нами случилось?

Припев.

Все равно мы не сможем
Жить на свете спокойно.
Нам никто не поможет,
Все равно будет больно.
Стоит только забыться
Нам о прошлом, ребята,
Может все повториться -
Не найдешь виноватых.

Припев:
Вспомни, как дорожили мы афганскою дружбой,
Хоть сто раз проклинали эту трудную службу.
Друг за друга держались мы в единой цепочке,
Так зачем же сегодня мы живем в одиночку?
Неужели нам трудно повернуть все обратно,
Чтобы вновь было трудно и все непонятно?
Мы не можем сегодня друг без друга остаться.
Чтобы не раствориться, чтобы не потеряться.

1988г.

КТО СКАЗАЛ, ЧТО ВЫСОЦКИЙ НЕ ДОЖИЛ?

До Афгана Высоцкий не дожил.
Я полгода в расчет не беру.
Он сказал бы, за что же мы все же
Девять лет прикрывали дыру?
Мы так долго во всем разбирались.
Нам хотелось о многом сказать.
Жаль, с Володею мы попрощались.
Он не стал бы так долго молчать.
Не умел он в себе затаиться.
Его душу не сковывал плен.
Он не смог бы в толпе раствориться,
Выжидая ветров перемен.
Если б знал он хотя половину,
Он кричал бы - и весь разговор,
Только смерть была выстрелом в спину
Или даже скорее в упор.
На могиле всегда будет людно.
Боль утраты ничем не стереть.
Если б знал он, как будет нам трудно.
Он, казалось, не мог умереть.
Его голос нас всюду тревожит.
Он не знал об афганской войне.
Только он ее все-таки прожил.
Или это лишь кажется мне?
Нет, не кажется. Разве не был он
Вместе с нами, когда мы ползли,
Напрягая все нервные жилы,
Оттолкнувшись от нашей земли.
"Он вчера не вернулся из боя",
"Нам и места в землянке хватало вполне", -
Эти строки нас вновь беспокоят,
Это было в афганской войне.
Жизнь оставит немало отметин.
Мы нередко встречали оскал,
Но Высоцкий давно бы ответил
Тем, кто нас в Афган "не посылал".
Он с годами нам будет дороже -
Голос правды с родной хрипотой.
Кто сказал, что Высоцкий не дожил?
С его песней ходили мы в бой.

1989г.

ДИАЛОГ ВЕТЕРАНОВ.

Мне один ветеран из второй мировой
Рассказал, как он чудом остался живой.
Он в воде не тонул и в огне не горел,
Он в плену не бывал - после плена б расстрел.
Но когда он сказал об афганской войне:
"Кто ушел в Пакистан, я бы всех их к стене..."
Я сказал ему: "Слушай, отец, погоди...
Ты об этой войне по своей не суди".
Только он не хотел даже слушать меня.
Рассказал, как он друга прикрыл от огня,
Только друг этот предал его и сбежал.
Ну а он был контужен, всю ночь пролежал.
И не видел его он почти сорок лет,
Но однажды в немецкой газете - портрет.
Его друг в ФРГ, он большой бизнесмен...
Оказалось в итоге: сам сдался он в плен.
И тогда я сказал: "Хорошо еще так...
Мы ведь тоже не знали, где друг, а где враг.
И не видели даже, где фронт, а где тыл.
И не каждый свой срок до конца дослужил".
Я хотел с ним найти в чем-то общий язык -
Уважать ветеранов я с детства привык.
Только вновь не о том говорил ветеран.
И опять он подкапывать стал "под Афган".
Он сказал, что в медалях афганской войны
Все, мол, видят одну, он же - две стороны.
На одной стороне блеск ненужных побед,
А вторая - сплошной окровавленный след.
Он меня разозлил, и тогда я сказал,
Что он должен понять, раз уж он воевал,
Что такое приказ, а что значит отказ,
И как все это долго скрывалось от нас.
А еще я сказал ему: "Наша война
Уходила корнями в его времена.
Те, в которые был вознесен идеал.
Он ведь даже в медалях себя наклепал".
Я сказал сгоряча это и пожалел.
Ведь обидеть его я никак не хотел.
Понял я, что он радости в жизни не знал.
Мне еще предстоит его участь. И я замолчал.

1989г.

НАМ НЕ НАДО ВТОРОГО АФГАНА.

Нам не надо второго Афгана.
Нас и первый всему научил.
Только мы успокоились рано.
И за это он нас не простил.
Нам не надо второго Афгана,
Если гибнут еще сыновья,
И душа кровоточит, как рана,
И горит под ногами земля.
Нам не надо второго Афгана
И приказов, что "под козырек",
И нелепой причины обмана,
Что солдаты отдали свой долг.
Этот долг, как и прежде, вернется
Беспокойствами в наших сердцах.
Черным трауром он отзовется
На солдатских могильных холмах.
Нам не надо второго Афгана,
Если сына отец не сберег,
Если мать, поседевшая рано,
Не простит, что погиб их сынок.
Нам не надо речей запоздалых
И посмертных не надо наград.
Слишком много ошибок кровавых
Выпадает на судьбы солдат.
Нам не надо второго Афгана...

1990г.

Я ПОЧЕМУ-ТО ЧУВСТВУЮ ВИНУ.

Я почему-то чувствую вину,
Когда я вспоминаю ту войну.
Ну а вина совсем не оттого,
Что не хочу винить я никого.
Что ж... Я готов покаяться во всем.
Но нет прощенья для таких грехов.
Нет правды в них и лжи не отыскать.
Да и грехом все это не назвать.
Никто нам разобраться не помог.
Одни кричат: "Позор!"
Другие: "Долг!"
Для третьих все давно предрешено.
И им уже, наверно, все равно.
Так что же остается нам теперь?
Закрыть глаза на горечь тех потерь?
Без веры снова верить в чей-то бред?
Нет поражений, не было побед?
А как же те, которых не вернуть?
Неужно все опять перечеркнуть?
Забыть про все и с камнем этим жить?
И эту жизнь по-прежнему любить?
Да нет же! Это здесь совсем не то...
Там знали, за кого мы и за что.
Здесь каждый за себя, и потому
Я понял, что не верю никому.
Я почему-то чувствую вину...
Мне не забыть афганскую войну.

1998г.

СТАКАН ВИНА.

Стакан вина язык развяжет,
На лад струна привычно ляжет.
И если память позабыла,
Гитара вспомнит все, что было.
С тобой, "бача", мы снова вместе,
Поем сегодня наши песни
И вспоминаем тех, кто с нами
Ходил афганскими горами.

Припев:
Налей, "бача", вина покрепче -
Пусть хоть на час нам станет легче,
Пусть хоть на миг отпустят нервы,
Пусть этот крик услышит первым
Тот, кто не видел и не знает
О том, как просто погибают,
О том, как быстро забывают
Нас.

С тех пор прошло уже немало.
Но легче нам с тобой не стало.
Нас много раз перекрестили,
А мы все те же, что и были.
Нам не забыть того, что свято.
За что была такая плата?
За то, что душу растоптали,
Но мы восстанем, мы восстали.

Припев.

ТОВАРИЩ БРЕЖНЕВ.

Товарищ Брежнев, вы большой политик.
Лежите под кремлевскою стеной...
Но, ради Бога, вы меня простите,
Что я за ваш не выпью упокой.
Когда войска в Афган мы посылали,
Мы думали, что рушится земля.
О том, что мы деревья там сажали,
Вещало телевиденье с Кремля.
А вы с большой трибуны заверяли
О помощи афганской стороне.
Мы сухари водичкой запивали
На этой необъявленной войне.
Мы там немало тысяч потеряли.
Но вам уже об этом не узнать,
Ведь, посылая нас, вы твердо знали -
Обратно не придется забирать.
Забыть о вас Афган нас не заставит.
Поставить памятник афганцам пробил час.
А я б его на Красной площади поставил
С огромным указателем на вас,
Товарищ Брежнев...

1990г.

НЕ НАДО ГРУСТИТЬ.

Не надо грустить. Мы ведь вышли с Афгана.
Но потеряли немало ребят.
На сердце кипит незажившая рана.
"Все было напрасно", - теперь говорят.
Все было напрасно. Но где же вы были,
Когда отдавали нам этот приказ?
Ведь мы и за вас на войну уходили,
А вы в это время молчали о нас.
Кто может утешить убитую горем,
Так рано уже поседевшую мать?
Утрату ее мы ничем не восполним.
И нам не понять уж погибших ребят.
Оставьте, ребята, ненужные споры:
Что было святым в этой страшной войне.
Покрытые кровью афганские горы
Мы будем не раз еще видеть во сне.
Пусть нас обвиняют во всем, в чем угодно,
Но мы свою жизнь не загубим в вине.
Мы вспомним погибших ребят поименно,
И только за них нам обидно вдвойне.
Мы думали: будет совсем по-другому,
Но все утонуло в крови и слезах.
И все же пришли мы к родимому дому
С открытою правдой в наших глазах.
Не падайте духом, ребята-афганцы,
Держитесь друг друга во всем и всегда.

1990г.

* * *

Я с детства не приучен был к церквям и храмам,
Но, видно, было б лучше, если б ты меня учила, мама,
Ходить дорогой длинной на поклон к истокам.
И я бы не искал среди людей пророка.
Но жизнь меня учила по другим законам:
Она мне сотворила из людей иконы.
И я им поклонялся, как и все мы, слепо.
И вот теперь остался среди этих склепов.
А заповедь гласила: отрекись от мира,
Не сотвори себе среди людей кумира,
Но заповедям этим я не внял серьезно.
Теперь бы рад поверить, но, наверно, поздно.

1990г.

А Я ЖИВУ НЕ ПО ХРИСТУ.

А я живу не по Христу.
Я, как и все, конечно, грешен.
И путь мой тоже безутешен.
Чем я живу, тем и дышу.
И утешенья не прошу.
Да, я живу не по Христу.
Среди людей святых не видел.
Кого-то, может быть, обидел,
А с кем - нашел свою звезду,
А с кем - связал свою судьбу,
Но я живу не по Христу.
Его все заповеди знаю.
И просто так не нарушаю,
Но и, как следует, не чту.
Бывало дело на войне:
Хотелось думать мне о вечном.
Но разве была человечной
Та смерть друзей в чужой стране,
На необъявленной войне?
А мы живем не по Христу...
И даже тот, кто верил в Бога,
Но шел неправедной дорогой,
Безвестно канет в темноту.
Вся наша жизнь не по Христу.
И нам молитвы не помогут.
Отдайте людям, а не Богу
Свою любовь и доброту.
И это будет по Христу.

1991г.

ЕСЛИ ВДРУГ Я УМРУ.

Если вдруг я умру от внезапной жестокой болезни,
Или если меня в пьяной драке случайно убьют,
Я хотел бы успеть попрощаться со всеми, с кем вместе
Прожил я свою жизнь. Пусть меня, если смогут, поймут.
Я прощу сразу всех, на кого затаилась обида,
И кого я обидел, прошу меня тоже простить.
Мне порой было трудно, но я не показывал вида,
Ну а радость свою я старался всегда разделить...
Оттого, что грешил, вся душа моя в колотых ранах,
Но не надо священника, Бог меня примет и так.
Если он мне простил и помог возвратиться с Афгана,
Значит, все же любил, значит, все-таки это был знак.
Между раем и адом не мне выбирать доведется.
Не одно - так другое; за это не дам ни гроша.
Я не бросил свой крест, и, надеюсь, что это зачтется
Перед тем, как на муки отправлена будет душа.
Но пока я живу, я не буду стоять на коленях.
И пока я дышу, остаюсь благодарен судьбе,
Что она мне дала в этой жизни любовь и терпенье,
Чтобы все пережить и остаться быть верным себе.
Если вдруг я умру от внезапной жестокой болезни
Или если меня в пьяной драке случайно убьют,
Я хотел бы успеть попрощаться со всеми, кто вместе
Прожил я свою жизнь. Пусть меня напоследок поймут.

1991г.

ТЕАТР АФГАНСКОЙ ПЕСНИ.

Над нами сгущаются черные тучи...
Разбит на куски наш "единый, могучий..."
Мы снова заложники новой власти,
Которая рвет наши души на части.
Погрязли политики в этом позоре.
Война за сушу, война на море...
Горячие точки зияют, как раны.
Они забыли уроки Афгана.

Но лучше театр афганской песни,
Чем театр боевых действий.
Тем, кто мечтает о военных планах,
Надо напомнить о "черных тюльпанах".
Любая война нам не делает чести.
Испита до дна эта чаша мести,
Но если где-то ее наполняют,
Это значит, что снова стреляют.

На жалких обломках страны Советов,
На новых идеях из старых заветов,
Спасая свою властьимущую шкуру,
Толкают нас в новую авантюру.
На карту поставлена наша свобода,
Но истина вновь далека от народа.
Ее, как и прежде, от нас скрывают.
За нашими спинами нас убивают.

1992г.

* * *

Я думал, что дойду к мечте своей один.
Но в жизни есть
Немало непредвиденных причин.
И каждая из них
Старается свернуть
И как-то изменить
Твой настоящий, верный путь.
Я думал, что смогу все преодолеть.
Но, видно, одному мне это
Просто не суметь.
И все, что я достиг,
Был только яркий миг
Моей мечты, в которой
Я не так уж и велик.
Я думал, что всегда горит моя звезда.
Но счастье улыбается
Мне только иногда.
И чтобы не сгореть
Когда-нибудь дотла,
Я вынужден терпеть
Закон немеркнущего зла.
И вот, когда уже
Остановился сам,
Ты за спиною слышишь
Снова голоса:
"Ты вовсе не один,
Лишь оглянись вокруг -
И ты увидишь руку,
Что протягивает друг,
Твой верный друг".

ПРОХОДИТ ГОД ЗА ГОДОМ.

Проходит год за годом. И на жизненном пути
Встречаются и праздники, и будни.
Я вроде не старик еще. Мне нет и тридцати,
Хотя надеюсь, что когда-то будет.
Но я уже давно не тороплю свои года.
Видать, не зря замечено в народе,
Что старость хороша лишь только тем или тогда,
Что и она когда-нибудь приходит.

В кругу своих друзей я позабуду обо всем.
Как прежде, среди них ищу спасенья.
Гитарною струной мы наше прошлое встряхнем
И выпьем, но не только для веселья.
Нет, мы не претендуем на особые права,
Которые затерты подчистую.
Давно уже не трогают высокие слова.
Они как будто выстрел вхолостую.

Как хочется порой нам окунуться с головой
В круговорот беспечных приключений.
Хотя бы раз дотронуться до истины святой
И только перед ней встать на колени.
Но часто ради мифов разбиваемся ы вдрызг,
Не замечая тех, кто рядом с нами.
А если в этой жизни есть вообще какой-то смысл -
Он в тех, кого считаем мы друзьями.

Проходит год за годом, и на жизненном пути
Встречаются и праздники, и будни.
Я вроде не старик еще. Мне нет и тридцати.
Но я надеюсь, что когда-то будет.
О многом мне не хочется загадывать вперед -
Как бы потом года не обманули.
В кругу друзей, как прежде, мне гитара пропоет,
Пока еще колки не затянули.

1991.

МЫ ЗАКРЫЛИСЬ ПО КВАРТИРАМ.

Мы закрылись по квартирам.
Наши души - на засов.
И вот так-то целым миром
В одиночестве живем.
Но приходит день однажды -
И терпеть уже нельзя,
Понимает это каждый -
И идет к своим друзьям.

Припев:
В чистом поле с диким свистом
Вольный ветер пролетал.
Не родился я артистом
И поэтом я не стал.
Я пишу всего лишь песни
И играю - как могу
Для друзей, я с ними вместе
Наши песни берегу,
Наши встречи берегу,
Нашу память берегу.

Как бы трудно ни бывало -
Лишь бы не было трудней.
Жизнь по миру разбросала...
Но не стало веселей.
Я возьму гитару в руки
И развеется тоска.
Я уйду к друзьям от скуки.
До свиданья и пока.

Припев.

* * *

Сегодня я уже не тот,
Кто в этой жизни что-то ждет.
Не так наивен, как тогда,
Когда сжигал свои года.
Года сгорали день за днем,
А я все шел своим путем,
Пока не вышел в никуда...
Куда вели меня года?
Я разорвал привычный круг.
Нашел других друзей, подруг.
Но понял по стеченьи лет -
Все это суета сует.

ТРИ ДЕСЯТКА ЛЕТ.

Три десятка лет смотрю на эту землю.
Этот белый свет таким, как есть, приемлю.
Радость и тоску, идущих в паре,
Отдавал на суд своей гитаре.
С верного пути не раз сбивался,
Но в сторону уйти я не старался.
Вышел наугад и не жалею -
Повернуть назад уже не смею.
Ты не плачь, душа моя родная,
Песня хороша, но жизнь другая.
Много в ней всего не так, как надо.
Каждому свое - своя награда.
Выйду на порог пусть как придется.
Среди всех дорог одна найдется.
Выберу ее, но кто подскажет -
Где она, моя - не знаю даже.
Тридцать лет горит свеча - не гаснет.
Кто ее хранит? К чему причастен
В этой жизни я? И с кем считаться?
Все пройдет, друзья должны остаться.

1994.

У МЕНЯ ЕСТЬ ДРУЗЬЯ И ВРАГИ.

У меня есть друзья и враги,
Но друзей, слава Богу, побольше.
И молю я, Господь, помоги
Им прожить на земле этой дольше.
Чтоб они не узнали беды
И всегда помогали друг другу.
И за их доброту и труды
Пусть воздастся им всем по заслугам.

У меня есть любовь и тоска.
Но любовь моя все же сильнее.
И я знаю, что наверняка
Вместе с ней мы тоску одолеем.
Я мечтаю о том день и ночь
И хандрю, не без этого тоже,
Но я знаю, что есть еще дочь -
Это то, что всего мне дороже.

Я жалею, что жизнь лишь одна,
И что многое я не успею.
Но я знаю: она мне дана,
Чтоб гореть, а не то я затлею.
Я могу беспробудно запить,
Но совсем ненадолго, поверьте.
У меня же есть все,
Чтобы жить,
Чтобы жить и не думать о смерти.

ВТОРАЯ РОДИНА.

Моя вторя родина - Россия.
Она зовет и манит за собой.
Здесь хватит места всем под небом синим.
И каждый обретает свой покой.
Здесь холодней снега, суровей климат.
Ведь я привык к украинским степям.
Но хочется кричать: "Не проходите мимо,
Когда нас кто-то делит пополам!"

Припев:
Но как же трудно объяснить,
Что мы такие же, как прежде,
Что мы не станем лучше жить,
Пока мы рушим все надежды!
Умом Россию не понять,
Принять же можно всей душою.
Сегодня видно все, чего мы стоим.

Пусть не вернуть того, что было раньше,
Но верится с трудомм, что все прошло.
Как хочется прожить без этой фальши,
Чтоб не сказать потом: "Не повезло".
Сменили флаги и сменили тымы,
И провели границы тут и там.
Казалось, что решили все проблемы.
Но получилось хуже им и нам.

Припев.

НОВАЯ ДОРОГА.

Я любитель странствий,
Но другим слыву.
В замкнутом пространстве
Я живу.
Снова на пороге
Нового пути.
В сторону с дороги
Не сойти.

Припев:
Новая дорога, новые года.
На душе тревога - не беда.
Если будем живы,
Значит, не помрем.
До тех пор живем,
Пока идем.

Нас на полдороге
Не остановить,
Истоптали ноги.
Так и быть.
Кто-нибудь, но все же
До конца дойдет.
Может, что-то лучшее найдет.

Припев.

Главное: не надо
Ни о чем жалеть.
Старости за нами
Не успеть.
Если кто-то рядом,
Значит, по пути,
Вместе можно все перенести.

1994.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА.

Россией правит сатана,
Идет гражданская война.
Война, в которой правды нет,
А лишь обман.
Война, в которой повторяется Афган.
Мы не успели отойти от прошлых ран.
И вновь летит "черный тюльпан".
На фоне храмов и церквей
Все больше тающих свечей.
Но, как и раньше, остаются в стороне
Те, кто виновен в необъявленной войне.
Лишь фотографии убитых сыновей
В руках у наших матерей.
По обе стороны войны
Прольется кровь одной страны,
Страны, где правит не Христос и не Аллах,
Страны, где все решают
Деньги или страх,
Где больше нет высоких праведных идей;
Лишь только слезы матерей.
А завтра бросит кто-то вслед:
"Здесь оккупантам места нет!"
Война разделит всех на мертвых и живых.
Кто жив остался: на своих и на чужих.
Найдут героев и предателей найдут,
Но лишь Россию не спасут.

1995.

* * *

Хочется жить для людей,
Пусть даже себе в урон.
Но с каждым годом трудней
Верить в добро.
Каждый гребет под себя.
И всем уже все равно.
Что наверху протрубят -
Знаем давно.

Припев:

Все, нас уже ничем не обмануть.
Все, нам уже назад не повернуть.
Все, нам осталось только волком выть.
Все, но мы же не хотим по-волчьи жить.
Все...

Хочется жить для любви,
Но не другим в ущерб,
Чтоб обошлось без крови
И лишних жертв.
Хочется просто тепла,
Но вместо тепла - туман.
Чернобыля колокола
Звонят по нам.

Припев.

Хочется жить не по лжи,
Но правдой прикрыта ложь.
Где эта правда, скажи?
Разве найдешь...
Хочется все позабыть,
Но это - напрасный труд.
Хочется просто жить,
Но разве дадут? Нет!

Припев.

При публикации использованы материалы из сборников стихов и песен Владимира Мазура "Афганский синдром", Саранск, 1995г.;
"Солдат удачи", Москва, изд-во "Граница", 2001г.;
"Наш Афган", Москва, 2004г.
Песни, написанные в Афганистане


ТРЕВОГА.

"Тревога, тревога!" - звучит там и тут.
Готовность всего только десять минут.
Десантная группа готова на взлет,
И вот в облаках закружил вертолет.
Не каждый из нас возвратиться домой,
Ведь там все спокойно, а здесь - скоро в бой.
И сердце, как колокол, снова стучит,
Останусь живой или буду убит.
Такое случается часто у нас,
Но каждый из нас выполняет приказ,
И в этих горах мы с тобою не зря:
Здесь наша Россия, здесь наша земля!
Мгновенная высадка снова в горах,
В камнях по ущельям скрывается враг.
Рука передернула где-то затвор,
И следуют выстрелы прямо в упор.
Нам в спину засада открыла огонь,
Кто будет живой - это выяснит бой,
А пули везде и повсюду свистят,
Держись и крепись, друг, братишка, солдат!
Такое случается часто у нас,
Но каждый из нас выполняет приказ.
И в этих горах мы с тобою не зря:
Здесь наша Россия, здесь наша земля!
А дома не знают и даже о том,
Что каждый живет здесь сегодняшним днем,
Никто не гадает, что ждет впереди,
И что принесут нам грядущие дни.
Нам трудно понять, но нас ждет только мать,
Другие не могут так преданно ждать,
И мы ожиданием этим живем,
Мы верим в удачу и ночью, и днем.
Я верю, когда-то наступит черед,
Я знаю, за мной прилетит вертолет,
Меня он поднимет над «точкою» ввысь,
Я с ней попрощаюсь теперь на всю жизнь.
Когда на гитару сменю автомат,
Не раз я спою про надежных ребят,
Кто вместе со мною на службе стоял,
С кем радость и горе делил пополам.
Кто не был в горах, тот не сможет понять,
Что значит оттуда вернуться опять,
Ты вновь на гражданке родишься на свет,
Но службу запомнишь на тысячу лет.

1982-2007гг.

ВЕРЮ Я.

Вот и всё, нас подняли вертолёты,
Мы летим на Афганские высоты.
Далеко позади, остался наш погранотряд.
Мы летим, и нет уже пути назад,
Лишь когда два года пролетят.

Припев:
Верю я, снегопад покроет нашей службы срок.
Пусть Афганистан от дома так далёк,
Всё равно вернёмся мы назад.
Знаю я, что настанет час, когда уволят нас.
Мне во сне гражданка снится каждый раз,
Но когда наступит этот час.

Через день, а быть может, через два
Мы вступим в бой, здесь чужая нам земля,
Но мы идём, сквозь жару пустыни и густой туман,
И кому судьба из нас остаться там,
Знает лишь один Афганистан.

Припев.

Знаю я, что не ждёшь с Афганистана ты меня.
Ты гуляешь у фонтана с тем, кому
Так же как и мне, ты говоришь «люблю».
Только знай, вернусь я и навек уйду,
Ты же проклянёшь свою судьбу...

Припев:
Много вас обещали нам писать и вечно ждать.
Кто же научил вас клятве изменять?
До сих пор я не могу понять.
Знаю я, лишь одно, что кто прожил, не зная мук,
И не перенёс страдания разлук,
Тот не сможет вечно полюбить.

1982г.

КОМАНДА "К БОЮ!"

Команда «К бою!». Ты срываешься с постели,
Хватаешь каску, магазины, автомат,
Ты пробегаешь через ходы сообщений,
А над тобой летают пули и свистят.

Душа на взрыве, нервы на пределе,
Близка опасность, как невидимый туман.
Здесь не учения, а война на самом деле,
И нам ошибок не простит Афганистан.

Кто здесь бывал, порою сам себе не верил,
Что он стоял на крае жизненной черты,
И лишь, когда он видел явные потери,
То понимал, что он со смертью был на «ты».

Ты это видел наяву, не на экране,
Не зная этим испытаниям конца,
Такое только может быть в Афганистане,
Афганистан проходит нам через сердца.

1983г.

ПОГРАНИЧНИКИ - КИРПИЧНИКИ.

На мотив песни В. Высоцкого «Час зачатья».

Час зачатья мы помним не точно,
Результаты одно показали,
Стройка начата была досрочно,
Хоть кирпич подавать успевали.
Позавидовать нашей сноровке
Нам не мог бы, и даже осёл
По кирпичной стене нашей стройки
Будто бык с перепою прошёл.

Припев:
Спасибо вам, кирпичники, за крепкие кирпичики.
А вам спасибо, каменщики, что вы не халтурщики.
Цепочкою кирпичики бросают пограничники,
Перекривляя личики на славные кирпичики.
Вчера ты был кирпичником, сегодня стал подносчиком,
Сегодня ты подносчик, ну, а завтра будешь каменщик.

Вот проходят уже дни-недели,
Мы немало построить успели,
И в кирпичной большой канители
Мы забыли, что главное - двери.
Двери мы кирпичом заложили,
Кто же мог нам об этом сказать,
План строительства поздно открыли,
И придётся нам стенку ломать.

Припев.

За отличие в делах пограничных
Награждаются знаком «Отличник»,
За отличие в деле кирпичном,
Нету знаков отличных в наличии.
Только мы всё равно предлагаем
Знак «Отличник-кирпичник» внедрить,
И пускай нас тогда награждают,
Мы готовы его получить.

Припев:
Спасибо вам, кирпичники, за крепкие кирпичики.
А вам спасибо, каменщики, что вы не халтурщики.
Цепочкою кирпичики бросают пограничники,
Перекривляя личики на славные кирпичики.
Вчера ты был кирпичником, сегодня стал подносчиком,
Сегодня ты подносчик, ну, а завтра будешь дембелем.

1983г.

ВСЕ КАК ОБЫЧНО.

Посвящается десантно-штурмовой группе.

Всё, как обычно, всё, как всегда, вопросов нет,
На все вопросы один-единственный ответ,
Никто не знает, куда летим, и что нас ждёт,
Уже взлетает за нами первый вертолёт.

Припев:
В жару и холод, когда в горах ещё снега,
Опять тревога, по ней взлетает ДШГа.
Мы вместе снова, мы все дружны, как никогда,
А это значит, что опасность – ерунда.
Все наши мысли словами выразить нельзя,
Мы шли по жизни, над чёрной пропастью скользя.
И эта песня родилась тоже среди нас,
Нам лишь гитары не хватало в этот час.

Нас вновь бросали в глухие горные места,
А мы лишь знали - задача будет непроста,
Мы ночью спали в окопах, норах и грязи,
А днём вставали и оживали, чёрт возьми!

Припев.

Судьбы лишенья не испугали наших глаз,
Настанет время, и выйдет дембельский приказ,
Мы это знаем, мы в это верим, а пока...
Мы вновь взлетаем - в Афгане служба нелегка.

1983г.

АФГАНИСТАН.

Нам дан приказ, за нами снова вылетает боевой.
Наш Ми-восьмой.
Никто из нас не умолял и не просил судьбы иной,
Хоть принял бой, хоть видел кровь,
И вовсе выбился из сил, но был живой,
И это всё, что утешало нас с тобой.

Припев:
Афганистан - кровавый звук,
Афганистан – лишь десять букв,
Мне не забыть прошедших дней
И невернувшихся друзей,
От них остался только след,
Кто виноват, кто даст ответ?
Их больше нет,
Им было только двадцать лет.

Вокруг война, летают пули, как в кино,
А ты всё ждёшь. Но жизнь одна.
Её не купишь всё равно, не проведёшь.
И коль судьба такая выпала и суд,
Что ты умрёшь. В беду не верь.
Ведь ты пока ещё живёшь.

Припев.

Их ждала мать, она всю жизнь могла бы ждать
При мысли той, что сын её
Придёт когда-нибудь домой,
Что он живой.
Не раз во сне я просыпаюсь и кричу,
Они во мне, они со мной.
Я слышу голос их, как свой.

Припев:
Афганистан - кровавый звук,
Афганистан – лишь десять букв,
За всё заплачено сполна,
Зачем же нам нужна война?
Но лишь закрою я глаза,
Я вижу мать своих друзей,
Она в слезах, таких немало матерей.

1983г.


КИРПИЧИКИ.

Мы нашу службу приукрашивать не станем,
Вы всё равно нам не поверите сперва,
Но тот, кто жил, и кто служил в Афганистане,
Не даст соврать и подтвердит мои слова.
Конкретно скажем, кто служил в Рустакских горах,
Где днём и ночью бродят басмачи,
От них узнали мы не так уж мало горя,
Но нас изматывали наши кирпичи.

Припев:
Попробуйте наш фирменный кирпич из Рустака
На прочность, на изгиб, на растяжение,
Он выдержит любые испытанья, без сомненья -
Непробиваем даже с ДШК.
Тахорская провинция не так уж велика,
Она не производит стройпродукцию,
Да здравствует кирпичный наш завод из Рустака!
Он славится на целую провинцию.

Мы просыпаемся чуть свет ещё с утра,
Замес готов, его мы с вечера мешаем.
Кирпичных дел мы все большие мастера,
Мы на работу, как на праздник, выбегаем.
Для этих дел нам нужен ящик из-под патронов,
Его положим с криком: «Зёма, замочи!»
Нам насыпают строго двадцать килограммов,
И мы на скорости штампуем кирпичи.

Припев.

Кому же нужен наш неведомый секрет,
Пусть покупает наш патент на производство,
Мы можем выслать вам и письменный ответ,
Но это требует финансовые средства.
А лучше было бы, чтоб прибыли вы сами,
Коль у вас к кирпичикам особый интерес,
Но знайте, мы мешаем босыми ногами.
А коль обутыми, не тот уже замес.

Припев.

1983г.

ПЕСНЯ О ДРУГЕ.

Он был примером мне не только в нашей службе,
Да что там служба, было множество причин.
Я эту песню посвящаю нашей дружбе,
Из всех друзей он всюду рядом был один.
На нашу дружбу выпадало службы бремя,
Но все развеялись сомненья, как туман.
Мы шли вперёд, и нас испытывало время,
И этим временем нам был Афганистан.

В разлуке с ним на сердце сразу всё кипело,
Как будто в жилах наших шла родная кровь,
Судьба в Афгане нас нисколько не жалела,
Разъединяя нас, но встретились мы вновь,
Для нашей дружбы не страшна была дорога,
Полна тревог и неизвестности в судьбе,
Какое счастье повстречать такого друга,
В котором ты уверен, так же, как в себе.

Куда нас только с ним порой не заносило,
Но если вместе мы, то грусть на задний план.
Объединяла нас невидимая сила,
Быть может, силой этой был Афганистан.
Пусть говорят, что мы забудемся в заботах,
Что жизнь гражданская расколет нам сердца,
Об этой жизни мы мечтали с ним в окопах,
Мы нашей дружбе будем верны до конца.

1984г.


Информация о возрастном ограничении Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Top Military Websites Военно-исторические ресурсы Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов! Рейтинг Военных Ресурсов Украинский портАл webgari.com Рейтинг сайтов