Имя пользователя: Пароль:
Наши исполнители
Форма входа
Логин:
Пароль:
Наша кнопка!


Опрос
Опрос сайта
Нужны ли в армии срочники
javascript:// javascript://
Всего ответов: 457

Друзья сайта
Ссылки

Яндекс цитирования

Сайт заслуженного журналиста Украины Сергея Буковского. Репортажи из

Art Of War - Военно-исторический литературный портал

Объединение сайтов о спецподразделениях ПВ КГБ СССР в Афганистане 1979-1989

Война в Афганистане

Православный Мир
На войне, как на войне Миротворцы

http://army.my1.ru/13/36f9de584336.jpg
Просмотров:3096
19.05.2009(08:59)
Категория:

Интервью "за Веру и Отечество" с В. Захарченко

ЗА ВЕРУ И ОТЕЧЕСТВО

Интервью напечатано в мартовском номере газеты «Душа моя» за 2009 год
Слова, казалось бы, хорошо знакомые, но странно звучащие в нашем суетном настоящем, настолько чужды они корыстному духу времени. Однако так и только так мог называться тот мощный песенно-танцевальный спектакль, который показал в феврале в Москве и Краснодаре Кубанский казачий хор. Вся эта концертная программа посвящена воинской славе России, и по сути, являет нам необыкновенно яркий, выразительный образ русского воина во всей глубине, во всём разнообразии его духовных переживаний, запечатлённых в народных песнях и произведениях профессиональных поэтов и композиторов.
Мы встретились с художественным руководителем и главным дирижёром Кубанского казачьего хора Виктором Захарченко, чтобы поблагодарить за роскошное представление и поговорить о нём более подробно.
– Виктор Гаврилович, что послужило импульсом к созданию такой необычной и, пожалуй, рискованной программы? Слишком она серьёзная, а её суровый – я бы сказала, былинный – патриотизм ничего общего не имеет с тем попсовым надрывом и попсовой же крикливостью, которую вносит в эту тему сегодняшняя эстрада.
– Да, программа «За веру и Отечество» не предполагает никакой развлекательности, это не шоу. Наверное, кого-то название настораживает. С другой стороны, у людей есть вера в Кубанский казачий хор. Зал в Москве, а выступали мы на сцене Государственного Кремлевского Дворца, вмещает около 6 тыс. человек. И весь он был продан, не было ни одного свободного места. Это, я считаю, объективный показатель.
Но может получиться и так: зрители пришли, а потом пять из шести тысяч со свистом и улюлюканьем покинули зал. Вот этого, к нашей великой радости, не случилось. Наоборот, в финале зрители, как всегда, аплодировали стоя, скандировали, плакали, говорили хорошие слова. У нас были сомнения – а вдруг начнутся выкрики из зала: «Варэнички» дайте!.. А я принципиально ни одну шуточную песню в эту программу не взял. Но и этого не было.
Успех концерта показал, что народ наш сегодня интересуется такими понятиями как Вера и Отечество. И это очень хорошо.
А теперь – о самой программе. Всякая духовная программа отражается не только в музыке, сколько в словах. Слово – носитель мысли. В нём есть абсолютно всё. И в нашей программе «За Веру и Отечество» очень важно слово.
Программа начинается с исполнения утверждённого в 1833 году Николаем I гимна «Боже, царя храни!..» (стихи Василия Жуковского, музыка Львова). Россия была монархической и православной. А я по своим взглядам – монархист. Считая, что только православная монархия – та власть, которая должна быть в России. Иного не дано. Была Русь Святая, она прошла через многие катастрофы и, я думаю, пора ей возвращаться на круги своя… А кризис, который охватил сегодня весь мир, лишь подтверждает то, что с «западной» идеологией всех нас ждёт один конец: апокалипсис. Это кризис никакой не материальный, он сугубо духовный. Забыли о Боге, о высоком назначении человека на земле…
Дальше в программе – «Как ныне сбирается вещий Олег», стихи Пушкина, музыка народная. Олег боролся с хазарами, посягавшими на веру православную. Затем – «Бородино» Лермонтова. Вслушайтесь: «… И умереть мы обещали / И клятву верности сдержали / Мы в Бородинский бой…». И какие упрёки: « Да, были люди в наше время, / Не то, что нынешнее племя: / Богатыри – не вы!...». Когда стоит вопрос о том, чтобы положить голову за жизнь Отечества – это ведь только говорить легко, а сделать выбор непросто. Способен ли ты на такое высокое мужество – проявляется только тогда, когда это всё случается. То, что написал Лермонтов, и что давно уже стало народной песней, говорит нам, последующим поколениям: вот люди, вот образцы…
Народная казачья песня «За Кубанью за рекой казаки сражались…». Там есть замечательные строки: «… За Отечество своё мы врагов проучим / И навеки вознесём нашу Русь могучу…». И ещё: «Богу молится за нас матушка-Россия…». У России и сегодня столько недругов! А мы забыли о бдительности, о любви к Отечеству. Случись беда – одного приказа встать в строй будет мало. Люди сами должны понимать и чувствовать, что есть незыблемые святыни. Я думаю, что в иерархии нашей земной жизни главная святыня – это Отечество. Это слово вмещает всё: это и место, где ты родился, это мать и отец, это твои дети, братья, сестры, земляки, могилы предков, улица, по которой ты в детстве бегал босиком, школа, где ты учился…
«Ой стога, стога…» – это моя песня на стихи графа Алексея Толстого. Поётся в ней о стогах, на которые налетело вороньё и разбросало их, а потом эти скошенные травы обращаются к Орлу: «Орёл наш, спустись к нам, разгони вороньё…». Это же великие образы. Это наша Родина, которую разметало «вороньё»… Очень патриотическая песня, которая всегда восторженно принимается залом, поэтому мы часто её бисируем.
«Русские мы», моя песня на удивительные стихи Войно-Панченко, написанные до революции. В ней изложена духовная программа русских воинов. «– Кто вы? – Русские мы. /– Сколько вас? – Тьмы и тьмы. /Все народы Руси и племена…». Всякий, для кого Россия – родина-мать, является русским по духу. Это очень важно. Слово «русские» имеет два значения: одно – этническое, а другое – духовно-соборное. Процитирую ещё: «– Кто ваш враг? – Всякий тот, кто нам цепи куёт, /Посягает на наши святыни…» Замечательно сказано.
К сожалению, в наше время, когда хотят что-то сказать о патриотизме, сначала двадцать раз поклянутся в толерантности, а потом уже робко-робко оборонят что-нибудь о любви к Отечеству. Но без патриотизма мы погибнем. А чувство патриотизма лучше всего воспитывать патриотическими песнями. В Москве мы много раз участвовали в богослужениях, которые вёл Святейший патриарх Московский и всея Руси приснопамятный Алексий II. Он говорил нам: «Вы своими песнопениями действительно совершаете великое дело…»
А песня Александры Пахмутовой «Горькая моя Родина» – с великолепными стихами Николая Добронравова! Поэт не побоялся сказать: «Ещё русская речь не задушена, /Ещё можно сберечь слово Пушкина…» Разве такие песни сегодня поются? Где их могут услышать русские люди? Где? Разве только на концерте Кубанского казачьего хора.
Дальше в программе моя песня «Опять над полем Куликовым…» на стихи Блока… Затем – «Гой ты, Русь моя родная…» на стихи Есенина, тоже глубоко патриотическая. За ними следует лейб-гвардейский танец с маршем Преображенского полка.
Песню «Колокольный звон» на стихи иеромонаха Романа: «С музыкой такой – /Хоть иди на смерть. /Много ли тебе, /Русь святая, петь…» – на концерте в Москве с нашим хором пел в качестве солиста народный артист России, известный и очень популярный актёр Алексей Васильевич Петренко. После чего он замечательно прочитал монолог Тараса Бульбы из одноимённой повести Гоголя.
Народная казачья песня «Когда мы были на войне», великолепная «Шапка по кругу» Геннадия Заволокина, «Русь» на стихи Ивана Никитина: «Это ты, моя Русь державная, /Моя родина православная…» – вот что утвердил поэт 150 лет назад, и об этом забывать не надо. Тем более, что на свете так много сил, которые бы хотели, чтобы не было у нас православной родины…
В московском концерте вместе с нами участвовал хор Московского Сретенского монастыря. Нас связывают давние тёплые отношения с наместником этого храма – архимандритом, отцом Тихоном (Шевкуновым). Этот хор спел романс Георгия Свиридова из кинофильма «Метель» – но на те стихи, на какие поёт Александр Дедов. Божественная музыка Свиридова не предусматривала слов. Дедов, по предложению племянника композитора Александра Белоненко, использует стихи легендарного Дениса Давыдова. Но они сугубо лирические. А вот хор Сретенского монастыря спел а-капельно на стихи Тихона. Он, правда, на концерте скромно о своём авторстве умолчал, но мне потом в нём признался.
В народной песне «Сине море, ой, глубоко» утверждается: «Видно нету больше горя, чем чужая сторона…». «Прощай, мий край, дэ я родывся…» – это вообще программа кубанского казачества.
«Не для меня придёт весна…» – казачий романс. «Любо, братцы, любо…» – широко известная казачья песня. «Казачий край» Анастасии Заволокиной… И наконец – кубанский гимн «Ты, Кубань, ты наша родина» на слова войскового Константина Образцова, музыка народная.
Завершает программу «Прощание славянки» Василия Агапкина с замечательными словами: «Встань за веру, Русская земля!...» По существу, это гражданский свободный российский гимн. Люди всегда встают на этой песне. Нет к этому приглашения ниоткуда – сами встают, понимают, что эта песня обязывает встать, слишком уж о важных и глубоких чувствах поётся в ней.
– А вам не кажется, что пора возвращать уроки пения в наши школы и в качестве обязательной программы на этих уроках надо разучивать вот эти песни?
– Чудесная мысль. Совершенно верно. Должны быть уроки пения в школе. Такие уроки были и до революции, и в советское время. А с начала перестройки всё это исчезло. На Руси очень много прекрасных, но, к сожалению, забытых педагогических традиций. Но пока не будет сверху какой-то установки, власти на местах ничего не станут менять. А когда установка придёт – они бросятся её исполнять, но, боюсь, будут при этом очень смешными, потому что – неискренними. Люди всегда ощущают фальшь в бурных речах чиновников, «по указке» сверху призывающих народ к чему-либо. Если тебя призывают к хорошему, но делают это фарисейски, ты не станешь относиться к этому всерьёз. Прежде всего, оратор сам должен быть, а не казаться хорошим. Многие сегодня стараются казаться патриотами… Или заполучить звание, чтобы казаться талантливыми, или учёную степень – чтобы казаться умным… Из-за этого теперь всякие звания, степени, высокие слова и понятия девальвировались. Потому что слишком многое – от лукавого.
Но всё-таки каждый из нас, прежде всего, должен стараться БЫТЬ. И каждого из нас надо судить только по делам. Вот, к примеру, газета «Душа моя». Она многое говорит о людях, которые её делают… Бывает, прочтёшь книгу – и потом просто жаждешь поговорить с человеком, который её написал. Ты по книге видишь, что это твой единомышленник, тебе хочется с ним общаться.
– По поводу фарисейства. Да, сегодня довольно модно делать патриотические заявления со сцены, с трибуны, перед телекамерами… Но вот я провела эксперимент. В разных кабинетах (не на рынке, заметьте, а в государственных учреждениях!), когда представлялся случай, говорила: «Служу Отечеству, а не лицам…». Реагировали, мягко говоря, с недоумением....
– Служу Отечеству, а не какому-то конкретному лицу – это очень точно. Бояться никого не надо, кроме Господа Бога. А чиновники?.. Очень часто люди, получив какую-то высокую должность, думают, что в ту же самую секунду они становятся в тысячу раз умнее, талантливее и так далее. А потом зачастую получается как раз наоборот. Проходит некоторое время, и мы видим, что из этого чиновника ничего не выходит. Примеров чиновных взлётов и падений тьма. Скажем, тот же Сергей Фёдорович Медунов. Я к нему отношусь уважительно, он в своё время сделал много полезного для Кубанского казачьего хора. Но каков путь его! Сначала человек поднялся на необыкновенную высоту, всем членам Политбюро КПСС, включая Брежнева, говорил «ты». И вдруг потом тяжкое падение и одинокая смерть в столице… К сожалению, чужой опыт не вразумляет. Хотя каждый бы должен иметь в виду: «А что, если?..»
Целиком разделяю вашу установку. Мы служим Отечеству, а не отдельным лицам, в данный момент олицетворяющим власть. Хотя к представителям власти надо относиться уважительно, ведь всякая власть призвана защищать интересы того же Отечества. Государство – тоже наше общее достояние, и оно должно защищать себя. Анархия страшней любой, самой жестокой власти. Но в тоже время и чиновники должны понимать, что на своём ответственном посту они служат не себе, не своему клану, а Отечеству. Всегда ли они это понимают и хотят понять? Вот вопрос.
– А как Вы понимаете своё служение Отечеству?
– У каждого настоящего художника должна быть чётко определена миссия. Ради чего ты всё это делаешь, какая у тебя сверхзадача? Эту миссию Кубанского казачьего хора определили наши предки почти 200 лет назад. Они задали тон. Хор был создан как церковный. И он же начал давать светские концерты. И начал петь казачьи песни, что очень важно. Потом в этом же хоре родился оркестр – сначала духовой, потом симфонический. Этот же хор пел классические произведения, сосредоточив в себе духовное, народное (казачье) и классическое (авторское) начало. Таким образом, история профессионального музыкального искусства на Кубани начинается с музыкантского и певческого хоров Кубанского казачьего войска.
Когда я пришёл в Кубанский казачий хор, я истории его не знал. Она нигде не была написана. Все материалы, которые мне постепенно удалось собрать, были разбросаны по разным библиотекам, архивам разных городов и даже стран. Когда я начал изучать эту историю – понял, что рождение в советское время Государственного Кубанского казачьего хора не было случайным. Это была жизненная необходимость, поскольку тогда хору было 110 лет, и его утрата остро ощущалась на Кубани. И были попытки чем-то заменить его. К примеру, многие годы существовал мужской квартет (под руководством Авдеева), который пытался петь репертуар войскового певческого хора.
Так что создание хора в 1936 году было продиктовано, не столько большой любовью к казачьей песне со стороны властей, сколько пониманием, что такой коллектив просто должен существовать, только назвать его надо как-то иначе и, самое главное, дать ему идеологическую установку. Духовная музыка исключалась – как «опиум для народа», а народные песни – как наследие «проклятого прошлого». И это было чудовищно. Но таковы были установки всех идеологов, командующих культурой того времени.
В конце концов, я понял, что история Кубанского казачьего хора начинается в далёком прошлом, а то, что видели мы – это было только следствие, причём, следствие искажённое. Два руководителя хора – Григорий Митрофанович Концевич и Яков Михеевич Тараненко были поставлены в жуткие идейные и художественные условия: как же художникам выражать себя, если нельзя петь ни духовную, ни народную музыку? Пытались создавать песни о Кубани, о Красной армии, но это всё было искусственное… В конце концов, 26 декабря 1937 года Григорий Митрофанович был расстрелян…
Я много раз поднимал перед властями вопрос о том, что исторически в хоре было два коллектива: музыкантский и певческий хор как единое целое. Давно мечтаю о симфоническом оркестре, мечтаю продирижировать им. Но эта мечта пока не исполнилась.
В последние годы хор стал петь духовную музыку: сначала робко, потом всё увереннее. Нужно было время, чтобы и мне самому устояться, и хор воспитать. А сегодня Кубанский казачий хор поёт в храмах. Года два назад нам довелось петь в Кафедральном соборе Риги. Пригласил нас архиепископ, митрополит Латвии Александр. Стечение народу в храм в тот день было необыкновенное. Надо сказать, сегодня в русско-язычном населении Латвии очень сильны настроения русского патриотизма. Вообще, по-моему, русофобия больше всего распространена не в каких-то там других странах, а в самой России. Именно в России русскую идею просто невозможно «пробить», русская идея самая запретная, она во все времена почему-то вызывает страх у властей…
Митрополит наградил нас архиерейскими грамотами, сказал добрые слова. И сообщил, что когда-то в этом соборе пели Фёдор Шаляпин, Леонид Собинов… И ещё одна удивительная подробность: оказывается, в этом же соборе пел когда-то знаменитый хор донских казаков Жарова! Сергей Александрович Жаров – легендарная фигура, гениальный музыкант-хормейстер. Его хор после революции уехал за рубеж и остался там. Этот коллектив великолепно пел духовную музыку. И митрополит Александр сопоставил нас с ним по тому впечатлению, которое наше выступление произвело на слушателей!
Имя Жарова я впервые услышал 17 лет назад, когда Кубанский казачий хор был на длительных гастролях в Австралии – от русских эмигрантов. Они дали мне его записи, фотографии… Рассказали, что это был какой-то волшебник: маленького роста человек выходил к публике и начинал дирижировать так эмоционально, что просто гипнотизировал зал. И в Австралии нас тоже сравнивали. Говорили, что вот эта наша яркая внутренняя энергетика – духовная, эмоциональная – подобна той, что отличала хор Жарова…
А теперь моя мечта – восстановить структуру Кубанского казачьего хора в том виде, какой она была изначально. Хотя в ГНТУ «Кубанский казачий хор» есть, по сути, и научный институт фольклора и этнографии, есть академия, есть школа, но, тем не менее, использовано далеко не всё, что было в дореволюционном певческом хоре.
В меру своих скромных возможностей стараюсь верой и правдой служить этому коллективу. Многое в его судьбе меня тревожит. Ибо Кубанский казачий хор дважды официально расформировывали. Когда я пришёл в него в 1974 году, он был на грани роспуска. Такое не исключено и в будущем. Причём, расформирования ведь могут быть не прямые, а косвенные. Скажем, в противовес хору можно создать какой-нибудь бутафорский коллектив, который, якобы, будет делать то же самое, что делает Кубанский казачий хор. Да всякие варианты возможны.
Человек может иметь и ум, и талант. И то, и другое - дар Божий. Но куда этот дар направлен? На добро или на зло? Чтобы устроить побоище, уничтожить миллионы людей, тоже нужен талант, но – со знаком минус. Не икона спасительная, а чёрный квадрат. На созидание или на разрушение направлены твои способности? Вот где лежит межа между добром и злом.
-– Говорят, что в нынешних нездоровых экологических условиях большие голоса просто не рождаются… Но Вы и сегодня ухитряетесь находить певцов с вокальными данными, да ещё таких фактурных!..
-– Всё-таки голоса даёт природа. А вот раскрыть их – это на самом деле мы делаем здесь, в Кубанском казачьем хоре. Обратите внимание: все наши солисты – это не пришлые люди, они воспитались здесь. У нас отличные педагоги по вокалу: Иван Васильевич Шульжевский и Иван Павлович Мякишев. И сегодня хор возглавляет очень молодой и очень талантливый музыкант – Иван Албанов, из настоящих вундеркиндов, чья богатая музыкальная одарённость проявилась с детства. Он родился в Краснодаре, окончил Хоровое училище имени Свешникова, где есть знаменитый хор мальчиков, а затем – Академию хорового искусства, возглавляемую выдающимся русским хоровым дирижёрам, народным артистом Советского Союза, профессора Виктором Сергеевичем Поповым. Албанов – блестящий пианист, дирижёр, хормейстер. Он сделал переложение многих литургий, духовной, народной музыки. Какую-то часть мы поём, что-то уже записали. Иван Алексеевич проводит большую работу с солистами хора, совершенствуя их вокал.
Моя же точка зрения на вокал такая. Надо добиваться от певца максимальной естественности. Ни к чему заставлять его петь в кубанской или донской манере – или как бабушки в деревнях пели. Мы не этнографический, не бытовой коллектив. Надо придерживаться народной манеры пения, особенно в женских голосах, но при этом развивать то, что дала природа. Если в голосе появляется искусственность, он теряет свою самобытность. Поэтому, работая над качеством вокала, совершенствуя технику, дыхание, дикцию, надо сохранять индивидуальность таланта… Но самое главное – воспитать в каждом из певцов художника. А рождение художника происходит, когда у человека появляется личностное отношение к тому, что он поёт. Это личностное отношение проявляется в интонации.
Русская школа пения тем и отличается от итальянской, немецкой и многих других, что, по словам Шаляпина, это школа интонации. Шаляпин не просто пел, каждое слово, каждая буква в его исполнении несла интонацию – не высотную, а художественную, душевную. Да, слово – это носитель мысли. Но интонация может полностью перевернуть мысль… В ней-то и заложено уникальнейшее своеобразие и богатство русской школы пения. Чем и мы, в меру своих возможностей, пытаемся пользоваться.
– Скоро Ваш день рождения…
Мне исполняется 71. Понимаю, возраст солидный. Но те люди, которые идут на смену, поведут хор дальше. Меня радует, что у меня есть прекрасные помощники. И это не только мои родные дочери, Виктория и Наташа. Это Борис Качур, Наталья Губа… Более 30 лет со мной работает талантливый фольклорист, этнограф, профессор Николай Иванович Бондарь, который создал свою научную школу. Думаю, наш фольклорно-этнографический центр – уникален, другого такого нет в России. Теперь вот Господь послал мне Ивана Албанова…
Я радуюсь, когда в коллективе появляются одарённые певцы, танцоры, руководители. В одиночку хор не создашь. Его можно создать только сообща. И я уверен, что мои ученики продолжат творческую деятельность Кубанского казачьего хора. С уходом того или иного человека не заканчивается жизнь… Скоро будем отмечать 200-летие, а там дойдёт и до 300-летнего юбилея, и до 500-летнего.
– Долгие годы репертуар хора подпитывался тем, что находили фольклористы по казачьим станицам. Но когда-то же этот источник иссякнет.
– Нет не иссякнет. Сколько песен только в тех сборниках, которые я издал. Издан весь дореволюционный репертуар Кубанского казачьего хора в обработках Григория Концевича. Тысячи, десятки тысяч песен записаны и находятся у нас в научном фольклорно-этнографическом центре при ГНТУ «Кубанский казачий хор». Материалов предостаточно.
В народной музыке заложено столько, что всегда есть возможность новых прочтений. Классические композиторы (Глинка, Чайковский, Рахманинов…) показали нам пример того, как должна народная музыка жить на сцене. Чайковский в одной из симфоний использовал и разработал тему русской народной песни «Во поле берёза стояла…» Глинка – переработал «Камаринскую»… В советское время нам демонстрировал это величайший русский композитор Георгий Свиридов. Его «Курские песни» – это просто памятник русской культуры! Русская песня разнообразна. Она существует и в деревне, в скромном одеянии, её поют мамы своим младенцам, бабушки за рукодельем… И она же звучит на самых престижных сценах, в изложении гениальных композиторов…
– Наша встреча происходит накануне Вашего отъезда в Москву, где в Кремле Вам будут вручать орден «За заслуги перед Отечеством». Вы встретитесь с Президентом. Намериваетесь ему что-то сказать?
– Думаю, нас будет не один десяток. Если каждый начнёт изливать свои чаяния… Слава Богу, ни я, ни Кубанский казачий хор не обижены вниманием.
– Но всё-таки, если случится оказаться рядом с Главой государства в неформальной обстановке, Вы бы хотели ему что-то сказать – искреннее, задушевное?
-– Я бы хотел ему, прежде всего, пожелать здоровья физического и здоровья духовного. И ещё пожелал бы ему того, что все мы, православные, просим в своих молитвах: «Господи, дай нам премудрости…» Слишком велика ноша, тяжесть, что лежит на нём. Мы её никогда не носили, мы её можем только теоретически представить, а он её несёт сегодня. Поэтому, конечно же – только пожелания, чтобы хватило сил и мудрости, чтобы правильно нести свой крест, который на него возложен промыслом божьим.
Что касается конкретных просьб… По инициативе губернатора Краснодарского края Президент уже подписал документ о праздновании 200-летнего юбилея Кубанского казачьего хора. Какие могут быть ещё просьбы? За это просто хочется сказать спасибо.

Ирина Кирьянова
Информация о возрастном ограничении Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Top Military Websites Военно-исторические ресурсы Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов! Рейтинг Военных Ресурсов Украинский портАл webgari.com Рейтинг сайтов