Онлайн радио #radiobells_script_hash
Наши исполнители
Форма входа
Логин:
Пароль:
Рекомендуем

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0


  • Рекомендуем для просмотра сайта использовать браузер Firefox

  • Наша кнопка!


    Опрос
    Опрос сайта
    Нужен ли Военный Священник в Армии ?
    javascript:; javascript:;
    Всего ответов: 271

    Друзья сайта
    Ссылки

    Яндекс цитирования

    Сайт заслуженного журналиста Украины Сергея Буковского. Репортажи из

    Art Of War - Военно-исторический литературный портал

    Объединение сайтов о спецподразделениях ПВ КГБ СССР в Афганистане 1979-1989

    Война в Афганистане

    Православный Мир
    Главная » Военная литература » Книги Он-лайн

    Юрий Гирченко-Армия Государства, которого нет (Глава восьмая. Захват)
    09.09.2009, 13:08
    Добавил: army |
    Просмотров: 1399 | Рейтинг: 0.0/0
    Глава восьмая

    Захват

    Мы сдали оружие на склад. А после обеда опять собрались в кабинете командира батальона на совещание. Собрались почти все. Не было только одного капитана, командира инженерно-дорожной роты. Он был дежурным по батальону и находился в дежурном помещении.
    Не было также начальника особого отдела капитана Сердюка. Его по телефону срочно вызвали в Гянджу, в особый отдел. Миша Сердюк сел в медицинскую ''таблетку'' и вместе с бойцом-водителем отправился в Гянджу. На выезде из Агдама их машину попытались остановить кардаши. Наши ребятки не остановились, памятуя о ситуации с бывшим комбатом. Кардаши открыли огонь по машине. В ответ Сердюк сделал пару выстрелов из пистолета.
    Как говорится, приказы приказами, а особист должен быть во всеоружии. Всего оружия у Сердюка не было, а был только пистолет. И так вот отстреливаясь, Мишка с бойцом вырвались из Агдама.
    На совещании не появился и зам по тылу капитан Круглов. Но на его отсутствие просто не обратили внимание. Тем более что он собирался после обеда резать свинью на подсобном хозяйстве. Кормить личный состав части нужно, а городские власти уже давно ничего не выделяют для этих целей. Вот и приходится обходиться своими силами.
    Еще до начала послеобеденного совещания я зашел в секретную часть. После ''исчезновения'' прапорщика - начальника секретной части - ключи от ''секретки'' вот уже несколько дней находились у меня. Там я взял коробку с металлическими печатями и несколько книг учета имущества длительного хранения. Все это сложил в дипломат, и отнес к себе домой.
    Зачем я это сделал? Не знаю. Просто какое-то шестое чувство подсказывало: ''Так надо!''
    Если вы думаете, что только у меня было предчувствие, то вы ошибаетесь.
    Зайдя в штаб, я заметил, что стеклянный ящик, в котором хранилось знамя части, был пуст. Не было и часового первого поста.
    В любой воинской части первый пост - это пост по охране знамени части.
    Тут из своего кабинета вышел начальник штаба майор Лагов. Он нес большой бумажный мешок, закинув его на плечо.
    - Саша, а где?! - спросил я, указывая рукой на пустой стеклянный ящик.
    - Все нормально, Толя! Флаг у меня, - успокоил Лагов.
    - Ясно.
    - Толик, помоги! Возьми второй мешок там, в кабинете, и пошли костер палить.
    - Пошли! - ответил я, забирая второй мешок. А потом, улыбнувшись, добавил: - Что, криминал уничтожаешь?
    - Да уж, криминал! Чем больше спалим, тем лучше! - ответил Лагов.
    Мы вышли из штаба. Подошли к мусорным бакам, и стали сжигать в них содержимое мешков. Это были всевозможные документы. Лагов доставал из мешков листы, каждый по отдельности мял и бросал в огонь.
    Закончив это мероприятие, мы подошли к штабу. Там уже собирались офицеры. Я остался с ними, а Лагов зашел в штаб. Через пару минут он вышел из него, держа в руке чемодан.
    - Что, Шурик, в отпуск? - сострил замкомбата майор Шарафутдинов.
    - Да нет, Ильдус, кое-что домой занести нужно.
    - На совещание не опаздывай!
    - Еще десять минут времени. Успею! - сказал Лагов и пошел быстрее.
    Наш жилой городок находился совсем рядом с КПП части. Так что уже через десять минут Лагов действительно сидел вместе с нами на совещании.
    Мы слушали полковника. А он говорил, как должно было быть, если бы все не было так, как оно есть... В общем, вся беседа была ни о чем. Конкретных целей и задач не ставилось. Ну, а что мы? Мы сидели и слушали...
    Вдруг открылась дверь и в кабинет, направив на нас автоматы, вошли несколько кардашей с криком:
    - Всем сидеть!
    Вот оно! Случилось то, что должно было случиться. Нас разоружили и подставили под удар. А ведь все могло быть иначе. Не разоружили бы нас, и мы бы держались. Прислали бы хоть роту, и не было бы такого позорного захвата. Но, видно, кем-то в очень высоких кабинетах нам была уготована именно такая участь.
    Захват всей части был до банальности простым. Кардаши не выискивали каких-нибудь новых стратегических и тактических планов. Все шло по старой, уже проверенной схеме.
    Несколько наших прапорщиков подошли к ничего не подозревающему капитану - дежурному по батальону, и завели с ним разговор. А во время разговора, уловив удобный момент, напали на него, отобрали пистолет и ключи от оружейной комнаты. Затем связали капитана и затолкнули в комнату отдыха.
    Прапорщик - дежурный по КПП - открыл ворота и запустил на территорию части толпу вооруженных джигитов.
    Начальником караула был тоже прапорщик. С его помощью и при непосредственном участии кардаши разоружили весь караул.
    Вот так и произошел захват.
    Кардаши стали ходить по территории части, выставляя у различных объектов свою охрану. А толпа прапорщиков, не будь дураками, полезла грабить вещевой склад текущего довольствия.
    Ну а мы, офицеры, сидели в это время под направленными на нас стволами автоматов в кабинете командира батальона.
    - В чем дело? - спросил комбат.
    - Молчи! - прокричал ему в ответ один из кардашей.
    - Послушайте, так же нельзя, - произнес штабной полковник.
    - Заткнись, свинья! - ответил ему тот же кардаш.
    Вдруг в коридоре что-то прокричали по-азербайджански. И тогда наш ''собеседник'' кардаш громко сказал, обращаясь к нам:
    - Выходите все из дома!
    - Не дом это, милок, а штаб! - сказал Саша Лагов, за что получил удар кулаком в ухо от стоявшего у двери кардаша.
    - Все выходи! - срывающимся голосом прокричал ''собеседник''.
    Мы встали, и подталкиваемые стволами автоматов вышли из штаба.
    Около штаба в окружении десятка вооруженных джигитов стоял и курил командир взвода связи старший прапорщик Аббасов. Одет он был не в простую суконную шинель, а в шинель из драпа. Такие шинели полковники носят. На шинели были пришиты парадные золотистые майорские погоны. На голове у него была парадная фуражка, вместо кокарды на ней был металлический значок с изображением трехцветного национального флага Азербайджана.
    - Оба-на! - ухмыльнувшись, произнес я.
    - ''Блин'', Аббасов, ты не свою шинель одел! - с издевкой сказал Лагов, и тут же схлопотал прикладом по спине.
    - Прекратите этот маскарад, товарищ прапорщик! - сказал штабной полковник.
    И тут один из кардашей выстрелил из автомата полковнику в ногу. А другой кардаш громко сказал:
    - Майор Аббасов наш командир батальона.
    Аббасов улыбнулся и важно произнес:
    - Если кто из вас желает служить в Национальной Армии Азербайджана - примем как братьев! А если кто будет сопротивляться, того убьем!
    Наступила минутная тишина. Только раненый полковник негромко стонал...
    Аббасов вяло взмахнул рукой:
    - Подумайте!
    Сказав это, Аббасов демонстративно отвернулся от нас и стал разговаривать с джигитами на азербайджанском языке.
    Из штаба вывели капитана, бывшего дежурного по части, и толкнули в нашу сторону.
    И тут сказал подполковник Азаров:
    - Слушай, Аббасов, полковник ранен. Давай его в госпиталь отправляй.
    - Конечно, йолдаш подполковник, мы же не звери, - произнес Аббасов.
    Слово ''йолдаш'' не является каким-то ругательством, как мог бы кто-нибудь подумать. Оно означает на азербайджанском языке - ''товарищ''.
    Аббасов что-то сказал по-азербайджански одному джигиту, и тот энергично закивал головой. Потом этот джигит ушел, и через пару минут к штабу подъехал бортовой ЗИЛ-131. В его кузове сидели все наши солдаты. Мы перевязали ногу полковнику и загрузили его в кузов. После чего Аббасов, указав пальцем на старшего лейтенанта, командира инженерно-саперной роты, произнес:
    - Ты будешь старшим! Увози солдат. И полковника в госпиталь увози!
    Старлей посмотрел на Азарова. Тот в ответ кивнул, и сказал:
    - В Гянджу!
    Старший лейтенант влез в кабину. Боец-водитель завел двигатель, и машина отправилась в путь.
    После того, как машина выехала за ворота части, двое кардашей повели нас в сторону солдатской столовой. Наверное, хотели закрыть нас там. Но осуществить задуманное им не удалось.
    Солдатская столовая находилась рядом с КПП. И когда до него оставалось метров семь, комбат, идущий сзади, положил руки на плечи мне и Лагову, и произнес:
    - Саша, Толя, бегите!
    Первым в направлении открытой двери КПП рванул Лагов. Я, не задумываясь, побежал за ним. Приказ - есть приказ! Сзади раздалась автоматная очередь... Потом крики... Затем шум драки...
    Мы с Лаговым, как НУРСы (неуправляемый реактивный снаряд) неслись в сторону жилого городка... Вбежав в него, Лагов крикнул:
    - Бежим к моей машине!
    - Но там же наши!
    - Быстрее! Знамя спасать надо!
    Я все понял без дальнейших объяснений. Знамя у Лагова. И значит, именно Сашку Лагова я и должен охранять.
    - Все понял! Давай ''тачку'' к подъезду! А я сейчас! - прокричал я Сашке и стремглав заскочил в подъезд дома, затем в квартиру. Схватил дипломат и выбежал во двор.
    Сашкины ''Жигули'' уже стояли у подъезда. Я прыгнул в открытую переднюю дверь, и мы рванули с места... А сзади, у КПП, была слышна перестрелка...
    Мы ехали по Агдаму на большой скорости, нарушая все правила дорожного движения. А собственно, какие правила? На Кавказе все так ездят, тем более что светофоры не работают уже несколько месяцев.
    На выезде из города нас обстреляли из автоматов кардаши. Одна пуля угодила в заднее стекло, и его осколки звонко посыпались внутрь машины.
    - Во, б..., сволочи! Машину мне ломать?! - прокричал Лагов, и добавил: - Толя, в ''бардачке'' посмотри!
    Я открыл ''бардачок'' и взял там пистолет ПМ.
    - Молодец, Сашка! - прокричал я. Потом развернулся и стал стрелять назад через разбитое окно.
    Один кардаш упал.
    - Есть один! - прокричал я в азарте.
    - Все, Толя, рвем когти! - сказал Лагов, вдавив до отказа педаль газа.
    До Гянджи мы неслись на огромной скорости, и уже примерно через час въехали в один из самых красивых городов Азербайджана. Да, Гянджа город красивый! И это не только мое мнение.
    Мы остановились около КПП 23-й Гвардейской мотострелковой дивизии.
    - Ух! - тяжело выдохнул Лагов.
    - Слушай, Саша, а где знамя, если не секрет?
    - Никаких секретов от тебя, Толик! Ты ведь мой телохранитель, - ответил Лагов, расстегнул бушлат, затем хэбэ, и произнес: - Вот оно, милое!
    Знамя было обмотано вокруг Сашкиного туловища.
    - А если бы в тебя попали? - спросил я.
    - Было бы знамя с дырочкой, - ответил в тон мне Лагов, и добавил: - Только вот попали не в меня, а в тебя.
    - Куда? - не понял я.
    - На левую руку посмотри.
    Я посмотрел на левую руку и увидел, что на плече бушлат был разорван, точнее, был вырван клок ваты-утеплителя.
    - Ничего, Саша, главное не ранило!
    - Вот и я о том же, - доставая сигарету, сказал Лагов.
    Потом протянул пачку ''Примы'' мне:
    - Давай, Толик, я буду что-то со стеклом задним придумывать, а ты что-нибудь для согрева найди. Стресс снимать будем!
    - Хорошо! - подкуривая, ответил я.
    Я вылез из машины и отправился в дивизию искать своего хорошего знакомого, начальника вещевой службы танкового полка.
    Не было ничего удивительного в том, что по дороге из Агдама в Гянджу мы не встретили ЗИЛ-131 с нашими бойцами. Мы с Лаговым мчались по короткой, но опасной, систематически обстреливаемой дороге, через Мир-Башир. Старлей же с бойцами, видимо, отправился по дороге менее опасной, но более длинной, через Евлах. Терзало только одно: что же с комбатом и теми, кто прикрывал нас...
    Примерно через полчаса я отыскал Валерку, старлея, начвеща танкового полка. Потом вкратце рассказал ему, что с нами произошло. Захватив ватный матрац, чтобы окно заделать в машине, и две бутылки водки с закуской мы вышли из КПП дивизии.
    Возле машины Лагова стояли еще два ''Жигуленка''. Это были машины комбата и зама по вооружению. А возле них, шумно беседуя, стояли наши офицеры.
    Антон, наш замполит, капитан, громко и эмоционально рассказывал, как после нашего с Лаговым побега они отобрали у кардашей-конвоиров автоматы. Потом, обстреливая КПП и не давая джигитам выйти за ворота, заняли оборону, пока комбат и зам по вооружению выводили свои машины. Офицеры сели в автомобили и, отстреливаясь, покинули Агдам. А подъезжая к Гяндже, они догнали ЗИЛ-131 с нашими солдатами.
    Старлей с солдатами и раненым полковником уже въехали на территорию дивизии. Там же находился наш комбат, он связывался по дальней связи со штабом 4-й Армии.
    Все вроде бы налаживалось. За это и выпить не грех. Мы с Валеркой накрыли импровизированный стол на капоте машины зама по вооружению, и все стали дружно употреблять, ну... греться.
    Через некоторое время из КПП вышел комбат и, улыбаясь, произнес:
    - Ну вот, стоит командиру на две минуты отлучиться, как тут пьянка уже. Кстати, мне оставили?
    Мы переглянулись. Все было выпито. Зам по вооружению улыбнулся и подошел к багажнику своей машины. Открыл его и, достав бутылку азербайджанского коньяка, произнес:
    - А как же!
    Азаров выпил коньячку и сказал:
    - Вот что, ребята, приказано нам ехать в штаб округа. Но не все мы едем в Тбилиси.
    - Кто-то в другое место едет? - спросил я.
    - Нет. По приказу, здесь, в Гяндже остаются командиры рот и солдаты. Все остальные завтра с утра вместе со мной убывают в Тбилиси.
    Затем комбат посмотрел на капитана, командира инженерно-дорожной роты, и добавил:
    - Тебя уже ждет командир саперной роты.
    - А где он?
    - Кто - старлей? Там, у штаба дивизии. Кстати, смотри за бойцами, чтоб порядок был.
    - Все нормально будет! - сказал капитан и пошел в сторону КПП дивизии.
    На ночевку мы разместились в одной из каптерок 23-й дивизии. Вечером к нам пришел Миша Сердюк и сообщил, что переводится на родину, на Украину. Собственно, его и в особый отдел вызывали для того, чтобы сообщить эту новость. Мишка пришел не с пустыми руками. Ну, мы и отметили это...
    А утром комбат подполковник Азаров, зам комбата по боевой подготовке майор Шарафутдинов, зам по вооружению капитан Рощенко, замполит капитан Чугунников, начальник штаба майор Лагов и я на трех ''Жигулях'' отправились в штаб округа в Тбилиси. В принципе, все было на своих местах. Неизвестно было только одно: где зам по тылу капитан Витя Круглов? Что с ним? И жив ли он вообще?

    (с) Юрий Гирченко, 2001

    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Информация о возрастном ограничении Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов! Рейтинг Военных Ресурсов